1

Тема: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

"Вот так история или любовь, изменившая жизнь."

Вот такая история со мною произошла! Никогда не поверите. Моя подруга в Историческом музее работает. Там обычно смотрительницы такие взрослые солидные тети, а Люсе всего 25 лет, она на год меня старше. Мы с ней дружили со школы, ее у нас в классе все белой вороной считали, не понимали ее. А вот мне Люся сразу понравилась, я подружилась с ней, как только она перешла к нам из другой школы. Хорошая девчонка Люся, немного своеобразная, но хорошая, она всегда очень увлекалась историей, прям до фанатизма, знала все даты, все события, никогда ничего не путала, а вот по другим предметам училась плохо. Мне казалось это странным. Но однажды Люся призналась, что история это как бы ее личное увлечение. Обычно девчонки в в рок-звезд влюбляются, а она влюбилась в Петра Первого! Моя милая смешная Люся! Она показала мне всю свою коллекцию портретов Петра, она покупала все книги о нем и вырезала из газет все его изображения и какие-то календари исторические покупала. Нам тогда лет по 16 было. Я тогда уже начала встречаться с парнями, вполне с реальными современными парнями, правда дальше поцелуев у меня с ними не заходило. Не встретила я еще своего человека, а просто ради любопытства прыгать в постель к тому, кого не  любила, не хотела и сейчас не хочу. Я очень разборчивая девушка, многие мои бывшие одноклассницы, однокурссницы замуж повыскакивали без особой любви, просто, чтобы выйти замуж, а я все пока одна. Я встречаюсь время от времени с разными мужчинами, но все не встречу того, кому бы захотела отдаться и у кого были бы по-настоящему серьезные намерения. В этом мы с Люсей похожи, хоть я и настроена гораздо более реалистично. Люся чудачка, она пошла на Исторический факультет, потом стала работать в музее и хоть она 25тилетняя взрослая молодая женщина, все говорит о том, как у нее замирает сердце, когда она видит личные вещи Петра. Мне с одной стороны смешно, а с другой стороны жалко ее. Она такая романтичная и ранимая и при этом обладает совершенно непривлекательной внешностью, она просто боится встречаться с парнями, один раз я познакомила ее с другом моего приятеля, а он ее обидел. Прям так и сказал, что воспринимает как оскорбление, что я свела его с такой уродкой! И сказал это в присутствии Люси. Я тогда не выдержала и прям влепила ему пощечину. А Люся заплакала. Мне так было за нее обидно! Я утешала ее, что это всего лишь одна неудача и не все парни такие злые и такие хамы. А она только сказала, что видимо это ей сигнал, чтоб она не знакомилась больше не с какими мужчинами, она теперь считала себя предательницей по отношению к ее любимому царю. Я время от времени даже беспокоилась за психику моей подруги, я по образованию мед. Сестра, немножко и о психике знаю, хотя поверхностно. Я свои опасения Люси не высказывала никогда и в конце концов поняла, что она не сумасшедшая, а просто таким образом замещает себе отсутствие реального мужчины рядом. Мы с Люсей в очень многих вещах совсем разные, но я ценю Люси , как человека, она добрая и порядочная, много раз выручала меня, помогала безвозмездно и никогда мне не завидовала, не смотря на то, что я гораздо ее красивее. Я прощала ей ее милые чудачества. Она не смотря на них ,человек интересный, начитанный, с ней пообщаешься, как-будто энциклопедию почитаешь, столько всего она знает. Не понимаю почему у нее по всем предметам, кроме истории в школе были тройки? Наверно учителя были к ней несправедливы, Люся им не нравилась. Она вообще мало кому нравилась. Мне наши общие знакомые говорили: «Как ты общаешься с такой занудой, как Люся?» А я отвечала: «Вы просто не понимаете какое у нее золотое сердце, а к занудству я привыкла.» Я научилась подстраиваться под Люсин характер и мне с ней легко. Своей любовью к Петру Первому Люся у меня вызвала к нему интерес. Я вообще исторические книжки не люблю, они занудные, такие же как сама Люся, но тут решила прочитать одну о Петре. Нашла о нем художественную книжку, роман целый, автор Толстой кажется, но только не Лев, какой-то еще Толстой.Ничего так книжка оказалась. Только Петр, судя по этой книге был очень грубым, жестоким и не нравился женщинам. Вот как Люся в него влюбилась? Мне было это непонятно. Но, когда мы с ней помирились, я решила просто смотреть сквозь пальцы на эту ее непонятную влюбленность, просто поддакивала ей, что Петр был очень очень классным во всех смыслах у него не было недостатков. Хотя по мне, даже, если не рассматривать его, как историческую личность, курение – большой недостаток. Я бы никогда не вышла замуж за курящего мужчину, от них так неприятно пахнет и голоса у них такие сиплые, фу! Я думала так про себя и выслушивала и выслушивала с внимательным видом бредни Люси. А она считала, что я с ней соглашаюсь. Она меня всегда бесплатно на выставки пропускала, которые проходили в Историческом музее, уж не знаю как ей удавалось так все устроить или у них такие поблажки для сотрудников. Я Не большая  фанатка музеев, но раз уж бесплатно, чтобы не сходить? Да и чтоб Люсю не обидеть. Вот и в тот день она пригласила меня на выставку моды 18-19 века, только предупредила, чтоб я заходила с черного входа, если не хочу платить за билет. А билеты на ту выставку были весьма недешевыми. У меня на работе дежурства и в тот четверг я была с утра свободна. Было лето, жара +35 градуссов, редкая для Москвы температура. Но я люблю жару. Мне всегда солнышка не хватает, сказываются южные корни. Я одела мое новое длинное легкое платье в цветочек, длина макси – самый пик моды.  Уж если идти смотреть моду прошлых лет, то и самой надо быть модной. Так как погода была хорошая, я решила прогуляться, дойти пешком с моей родной Авиамоторной до Красной площади. Чтоб не напекло голову я одела шляпку. Посмотрела на себя в зеркало и подумала, что хорошо впишусь в атмосферу исторического музея. И Люсе мой наряд наверняка понравится. Взяла маленькую, элегантную сумочку и пошла. Дошла примерно за час до музея, загорела, пока шла, купила себе по дороге воды попить, жарко было. Позвонила Люсе, уточнила, где черный ход.Она мне как-то непонятно объяснила. Я попросила ее спуститься, а она ответила, что сейчас никак не может покинуть пост. Вобщем, я куда пошла, туда пошла. Меня как-то напрягали ряженные стрельцы с алебардами, похоже выполнявшие здесь функцию охранников. Я решила поскорее уже зайти куда-нибудь, потому что они на меня стали напряженно смотреть. Я уверенным  шагом пошла в противоположную сторону от «стрельцов», обогнула красное кирпичное здание и нырнула в открытую низенькую дверь. Электрического света в помещении не было, но солнце ярко светило с улицы, до тех пор, пока дверь кто-то не захлопнул. Я даже вскрикнуть не успела. Дернула за ручку, ее кто-то держал с той стороны!  только тогда поняла, какое это  было дурацкое опрометчивое решение вообще идти каким-то черным ходом на какую-то выставку. Уж лучше было на нее вообще не идти, если уж я не хотела платить за билет. А Люся тоже хороша,  меня непонятно куда! Я находилась в каком-то захламленном пыльном помещении, с высоким потолком и маленьким узким оконцем наверху. Был полумрак, я могла разглядеть только какую-то витую лестницу, решила поднять по ней, поближе к оконцу, чтоб связь была лучше. Позвонила Люсе, сказала ей, что меня заперли. Она, судя по голосу испугалась еще сильней меня, начала причитать, чтоб я не нервничала и подождала минут 10, она обещала ко мне спуститься. Видимо по этой самой лестницей, я поднялась еще выше, заметив, что лестница ведет к двери. К какой-то неотесанной, сколоченной из грубых досок двери, я еще удивилась, что в музее может быть такая убогая дверь, хотела спросить у Люси, через эту ли «художественную» дверь она должна прийти, меня спасти, но вдруг прервалась связь. Я посмотрела на телефон, он был почти полностью заряжен, но показывал полное отсутствие связи, хотя до этого принимал неплохо. Я спустилась пониже, где стояла до этого – то же самое! Решила, ну и ладно! Не буду паниковать, Люся же меня не бросит. Прошло минут 10-15, мне надоело стоять и я начала зябнуть, как-то стало резко прохладно и почему-то совсем темно. Я посмотрела туда, где было оконце и …..не смогла различить его в темноте. Мне как-то стало не по себе. Я на ощупь взбежала по лестнице и дернула ручку двери, в надежде, что, если она не заперта, неважно даже, если меня оштрафуют за то. Что я шастаю по служебным помещениям. Меня  вдруг охватил страх, связи то не было и я была совершенно не в курсе идет ко мне Люся или нет. Дверь на удивление оказалась не заперта. Я осторожно ее приоткрыла и …. О Боже, что это? Куда я попала? Я ожидала, что попаду в музей, а вышла опять на Красную площадь. Ну чтож, хорошо, я хоть на свободе! Только почему за 20 минут так резко изменилась погода? Было жарко и солнечно, а теперь было холодно и моросил дождь. Я обернулась и ничего не поняла, позади меня был не музей, а какой-то деревянный толи дом, толи амбар, как-будто какое-то жалостливое подобие ГУМа. Огляделась вокруг и не могу взять в толк, что происходит, я похоже попала на какой-то маскарад! Кругом люди, одетые в историческую одежду, эпохи правда какой-то непонятной, кто-то как-будто изображает Древнюю Русь, а кто-то времена Французской революции или какие-то еще времена, не помню, когда такие пышные наряды носили. Мужчины ходят на каблуках и с длинными волосами, женщины в платьях, похожих на кружевной цветник, талии у них какие-то ненормально узкие и грудь у всех какая-то плоская, как-будто раздавленная. А некоторые люди, которые постарше возрастом, в одежде, напоминающей костюм Ивана Грозного в фильме «Иван Васильевич меняет професию».Только в красных стрелецких кафтанах нет никого, стрельцы-охранники видимо в постановке не участвуют. Я была крайне удивлена, как я сюда попала, смотрю под ноги, вроде все та же брусчатка, как на Красной площади, только какая-то более новая, не такая истоптанная. Смотрю перед собой -  вижу знакомый Храм Василия Блаженного, сбоку Кремль, Мавзолея правда нет. Ну значит все-таки снесли, давно же собирались. Вся площадь уставлена какими-то своеобразными палатками, в которых чем-то торгуют. Я достала телефон, чтоб позвонить моей подруге, но связи по прежнему не было и , что странно, робот не сказал привычное: «Абонент находится вне зоны действия», просто тишина. Я сначала подумала, что телефон сломался, пошла на поиски Исторического музея, я все не могла взять в толк откуда взялись ряженные и где я все-таки нахожусь. Пошла по направлению к Храму Василия Блаженного сквозь торговые ряды. И тут мне уже совсем стало не по себе. Все торговцы были, мало того, что ряженные в старинные костюмы, так еще и говорили на каком-то странном наречии, немного похожим на украинский язык, но произношение не украинское, а вроде русское, но говорили они каким-то странными фразами. Но главное, меня поразили товары, которые они продавали и цены на эти товары. Чего тут только не было: подковы для лошадей, пряжа, веретёна, глиняные горшки грубой работы, береста, кусочки кожи, гусиные перья, чернила. У меня разбегались глаза. И стоило это все в буквальном смысле, копейки или даже гроши, так прям и написано было на коробке спичек «2 гроша» И написано как-то тоже не по-русски, но я разобрала, Люся мне показывала, как читать на древне-русском. И тут я с ужасом подумала: «А вдруг, я попала в другое время?». Я стала во всех этих пестрых товарах искать какую-нибудь книгу или газету. Вест рынок был похож на барохолку, трудно было сориентироваться. Мимо меня прошел парень на вид лет 14ти с подносом, на котором у него были кулебяки, пирожки и ватрушки, я спросила у него, где здесь можно купить книгу. Он выпучил на меня глаза и сказал, что-то в пренебрежительном тоне, типо: Ты же девка, зачем тебе книги, коли читать не умеешь?"
-А я умею!-отвечала я
-Ой брешешь, брешешь, откуда тебе уметь то?Но вон книжная лавка! -кивнул он мне головой в каком-то неопределенном направлении.
Я обернулась и увидела за собой маленький деревянный вагончик, из которого выглядывал человек в полу-европейскомм, полу-русском костюме, он хитро стрельнул на меня глазами.
_Чего тебе, девица? – спросил меня
Я решила проверить правильны ли мои догадки и стала подделывать свою речь на старинный манер.
- Господин – обратилось я к торговцу –У вас есть какая-нибудь книга, печатанная в этом году?
_ Ах, ты иностранка – улыбнулся он(видимо говорила я все-таки не так) – есть, в сие лето печатанная, держи, лето 7207е «Житие Апостолов»
-В какую цену?
- 20 алтын
-Что?
-А ты как думала? Это же книга.
-Даа, бумажные книги и у нас дорогие, но все-таки не настолько.
-Не хочешь не бери, цену не уступлю.
-Благодарствую
Постой, ты из немок или англичанок будешь?
-Из немок, в немецкой слободе живу не подалеку. – Я решила говорить первое, что взбредет в голову, понадеявшись на удачу.
-И муж у тебя ученый?
- Да мой муж близкий друг самого царя! –выпалила я, решив, что, если врать, то хоть врать достойно.
Похоже торговец мне не поверил, но на всякий случай решил быть со мной повежливее. Он уже любезносо мною раскланивался, как вдруг заметила в углу его лавки небольшой календарь, на котором было написано 1699  красными чернилами. Я попросила дать мне посмотреть календарик, а торговец взял мне его и подарил. Мне казалось, что вру я просто ужасно нескладно, но похоже для женщины 1699го года я держалась настолько уверенно, что он поверил в знатность моего происхождения, ну или по крайней мере в то, что мой муж сподвижник царя.А может быть просто в 1699м году люди были менее меркантильными или он, конечно хотел заполучить в моем лице постоянного клиента. Я не пожалела, что взяла с собой в тот раз дорогую сумочку. Похоже я тут сходила за леди, хотя парень с пирожками непонятно за кого меня принял. Вобщем я вышла из книжной лавки с пониманием того, что я влипла не на шутку. Побродив, еще пол часа, я убедилась, что это не маскарад и не розыгрыш. Нигде не было ни одной машины, люди перемещались в колясках, каретах или верхом на лошадях, одеты все были разношерстно, но отнюдь не современно, говорили все на старинный манер, чувствовалось, что я попала в совершенно другую эпоху. И особенно я в этом убедилась, когда немного отойдя от Красной площади, увидела троих повешенных. Я хоть и медичка, все равно на рвоту потянуло, висели они тут похоже недели три, их наполовину съели вороны и муравьи и запах стоял такой, что словами не передать, да и не нужно. Отойдя от Красной площади, я сразу же испачкала платье в грязи, кругом были кучи навоза, тротуаров нигде не было, где-то были деревянные, но такие же унавоженные, как и грунтовые дорожки. Прохожие на удивление, не особо обращали на меня внимание, я порадовалась, что не успела постричь свои длинные волосы, иначе бы смотрелась тут как идиотка или как бесстыдница. Меня явно принимали за иностранку, потому что проезжавший мимо молодец на лошади что-то крикнул мне по-немецки. Я учила в школе как раз этот самый немецкий, но познания мои в нем были слабоваты, не смогла понять, что он крикнул.

2

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Я была в шоке, но взяла всю волю в кулак, моей задачей было, как можно сильнее затеряться среди местных людей и не попасть в беду, не стать четвертой повешенной на столбе. Я лихорадочно думала, что мне делать, как выходить из такого чрезвычайного положения. Глянула на подаренный мне календарик. На дворе стоял 1699 год, месяцы на календаре были написаны на немецком, это был европейский календарь. Получается, даже летоисчисление еще поменять не успели, считали года от сотворения мира, а не от Рождества Христова.И только сейчас я вспомнила, что это самое летоисчисление поменял Петр I, сделал на европейский лад, он любил во всем подражать европейцам. Так я попала как раз в его правление! "Надо было Люсе на мое место, она бы счастлива наверно была, особенно когда увидела бы повешенных" -  подумала я со злостью. Я уже раз 10 обошла этот деревянный "Не  до ГУМ", заходила не в одну дверь, но временной портал так и не отыскала. Оказалось, что в этом портале что-то типо казино и ресторана, или как это тут называется, харчевня и игральный дом. Подумать только, на Красной площади! А я думала, это в моем только времени безобразия сплошные. И повешенные никого не пугают, все равно игральный дом прям в центре Москвы. Меня из этого заведения вежливо попросили, на удивление культурно, причем на немецком языке. Сказали, что ничего против такой красавицы, как я, не имеют и я бы стала украшением любой компании, но таков обычай, что дам в игральный дом не пускают. "Это клуб исключительно для мужчин, прекрасная леди" - закончил уже по-английски привратник, он видимо не мог понять по моему платью, англичанка я или немка. Я по его говору тоже не могла взять в толк, кто он,  с незнакомым акцентом говорил. Но какая разница! Одно было ясно, , что как попасть назад в XXI век я не знаю, даже никакой подсказки не вижу. Я приуныла.Стала думать, что же я в этой чужой эпохе могу, стала вспоминать все, что я умею. Надо было срочно найти работу с проживанием. Я могу быть гувернанткой или на худой конец горничной, могу как-нибудь применить свои медицинские навыки, только как же тут ищут работу? У меня нет денег, нет документов, нет вещей, а погода тут какая-то не летняя. Возможно, сейчас не июль, как был в моем 2016м году, а какой-нибудь поздний сентябрь. Я совсем озябла. Я видела в торговых рядах продавали платочки, наверно теплые, я бы могла накинуть на плечи, но идти туда воровать или попрошайничать явно не вариант, не хотелось, чтоб повесили.А этот противный дворецкий с милой улыбочкой не впускал меня даже погреться. Мне и самой в это злачное место идти совсем не хотелось, но тут поблизости не было, не больших магазинов, ни библиотек, ни вокзалов, никаких общественных мест, где можно было бы просто посидеть  погреться и подумать, как быть дальше. Ходи броди на холоде, если у тебя дома нет. Хотя, может пойти по городу дальше, постучаться к кому-нибудь, авось пригреют? Из размышлений меня вывел твердый мужской голос, который раздался откуда-то изнутри харчевни.
-С кем ты там любезничаешь, Антуан? -спросил низкий голос по-немецки, но с русским акцентом.
- Какая-то девица настойчиво пытается сюда зайти, видимо думает, что это магазин кружев - смеясь отвечал этот дурень в парике
- Ну так пусти ее сюда! Она хороша хоть собой?
Я поняла, что надо спасаться бегством, ситуация принимала не тот оборот и мне где угодно будет лучше, чем в харчевне с пьяными мужиками. Но тот говоривший уже вышел на улицу.И я остолбенела! Он был огромного роста, черные кудри до плеч, пронзительный взгляд темных глаз прожигал как насквозь. Этот человек показался мне знакомым, я где-то видела это красивое лицо и не только видела, кажется я даже его рисовала, если я все правильно понимаю, это сам царь Петр! Ну или конечно его двойник. Что-то подсказывало мне, что это он и есть. Не знаю почему но мне стало горячо изнутри, не смотря на усилившийся холодный дождь. Я думала царь меня примет либо за проститутку, либо за нищенку. А он вдруг, ничего не говоря, снял с себя кафтан и одел мне на плечи. Я опешила! Не ожидала такого. Его кафтан был теплый, и если Петру он доставал до колен, то мне был почти до пола, как длинное пальто. Вдруг куда-то исчез мой страх.
Я видела перед собою могущественнейшего человека из совершенно другой эпохи, отличавшегося жестокостью и необузданным нравом, о нем говорили, что он собственноручно рубил головы и спокойно смотрел на пытки людей, но мне не было страшно, сердце подсказывало, что он не причинит мне зла. Достаточно было просто взглянуть на Петра и возникало чувство, что он человек очень незаурядный и выдающийся, может и жестокий, но вполне адекватный, не показался он мне таким страшным тираном. Он одел меня в свой кафтан, даже не зная кто я такая, как-будто прочитав в моих глазах отчаяние. Прошло мгновение, а я уже успела вспомнить о Петре все, что мне Люся о нем когда-либо рассказывала, она много всего о нем знала, мельчайшие подробности, не факт, что все достоверно, но все же получается мне Петр уже не совсем незнакомый, если можно так сказать.
- Откуда будешь? И как тебя звать? - спросил он по-русски
Теперь надо было лихорадочно решить какой версии придерживаться, меня подмывало вывалить всю правду и в довершение показать мобильный телефон и плеер, но не хотелось, чтоб меня сочли умалишенной, даже Петр вряд ли поверил бы, что перемещения во времени возможны."Но вряд ли он решит, что я колдунья" - пронеслось у меня в голове и я решила показать ему еще, слава Богу не успевший сесть телефон и как нельзя более удачно оказавшийся в моей сумочке аудиоплеер на новых батарейках.У меня за секунду созрел план, сказать что я как раз-таки разыскивала царя для того, чтобы показать ему удивительные изобретения, но показать могу их только ему лично, т к опасаюсь, как бы их потом у меня не отняли, когда буду добираться до дома. Я назвала царю свое настоящее имя Надежда Стоянова, но откуда я прибыла не ответила, и царя так заинтересовало, чтоже за изобретения я хочу показать, что он не уточнил. Я поблагодарила его за кафтан и сказала, что невероятно польщена такой его милостью.
-Не по погоде ты одета - только и заметил царь. Что о нем действительно не врали в исторических книгах, так то, что он был просто в общении. Действительно, не было в нем ни капли высокомерия и говорил он просто, без высокопарных выражений. Мне даже на мгновение показалось, что он человек из моей эпохи. Мы зашли в это деревянное здание. От табачного дыма, я не сразу смогла разглядеть людей в париках, сидящих за круглым столом, освещение было тусклым, не смотря на большое количество свечей. Мужчины, сидевшие за столом, по виду вельможи, с любопытством взглянули на меня, но никто ничего не спросил, и понятное дело, я шла с царем. В маленьком зеркале, висевшем под свечами, я увидела свое отражение. В Петровском кафтане я смотрелась смешно и вообще весь вид у меня был на редкость несуразный. Накрахмаленные поля шляпки намокли от дождя и свисали мне теперь на лоб, волосы растрепались, я показалась себе очень уставшей и даже как-будто постаревшей. "Даа, в таком виде мне царя не очаровать…Хотя в данной ситуации неплохо было бы заделаться в его фаворитки» - цинично размышляла я, пока мы поднимались по лестнице. На ней было совсем темно и я чуть не навернулась, запуталась в своем промокшем платье, которое теперь неприятно прилипало к телу, грязные полы к голым ногам. От нервного напряжения я этого не замечала. Однако, мою неловкость заметил царь и резко обернувшись, сказал, чтоб шла поаккуратней. Он то привык видимо по лестницам  в темноте ходить, бежал так, что я за ним не поспевала. Поднялись на третий этаж, прошли по узкому коридору, зашли в одну из дверей, в маленькую комнатку с низким потолком, с таким низким, что что царь нагибал голову, чтоб его не задевать. Он сел на стул резной работы и просто взя у меня из рук мою сумочку со совами : «Показывай, что у тебя там»,. Хоть он велел мне показывать, не позволил мне к моей сумочке даже прикоснуться, стал сам доставать все содержимое. Руки у меня заметно задрожали, я понимала, что сейчас он откроет мой паспорт и прочтет дату рождения и наверно тогда мне кранты! Петр, как-будто мог одновременно видеть все вокруг, вроде бы и не смотрел на меня, а тем не менее заметил мою дрожь, сказал :Сними кафтан, иди просохни» и указал мне на огонь в очаге, который я только что заметила. Я повиновалась. Аккуратно положила, надо сказать, довольно тяжелый царский кафтан на лавку у стены и на ватных ногах подошла к очагу. Не смотря на жар, валивший оттуда, меня на сквозь пробирал холод, скорее нервного характера, хоть я и намерзлазь вдобавок за сегодня. Мне повезло, Петр достал первым предметом не паспорт, а именно мобильный телефон, вернее айфон, который не замедлил в его руках пискнуть. Царь слегка улыбнулся и сказал: «Забавная вещица. Что это и как работает?» Я подошла, на этот раз Петр позволил мне взять в руки по праву пренадлежавший мне айфон. Руки у меня подрагивали, но уже послабее. Я скорее сняла блокировку и решила первым делом шокировать Петра видеозаписями. На моем айфоне их было аж пять штук, последняя запись была со Дня моего рождения, прошедшего месяц назад. Вернее там, в 2016м году это было месяц назад, а здесь, в сентябре 1699го это было далекое будущее.
«Пожалуйста, взгляните , Ваше Величество» - проговорила я, слегка срывающимся голосом. И в этой чужой мрачной комнате в деревянном средневековом доме вдруг раздались веселые звонкие голоса моих подруг, свободолюбивых, образованных  веселых девушек из 21го века. От неожиданности Петр вздрогнул, как я и ожидала, он действительно был ошарашен, несколько раз менялся в лице, смотря в экранчик, не пророняя не слова. Когда на видео показали меня, он сразу же это понял, узнал меня, не смотря на мой теперешний растрепанный вид и тусклое освещение. Он как-будто смотрел сквозь меня, что-то обдумывал. Видео закончилось и само началось другое, где я засняла свою игривую кошку Плюшу, она бегала за мышкой на веревочке по всей квартире, я смеялась, следующее видео было снято на улице в центре Москвы, там ездили машины, кипела жизнь, я снимала , как Люся едет на самокате, потом она снимала меня и мы смеялись над нашей разницей в росте. Эх, люся, Люся, моя добрая Люся…и где ты сейчас? Еще два видео были с концертов, на которые я ходила с одним своим знакомым, любителем старого рока, играли Чайф и Браво, даже сама Жанна Агузарова пела на том концерте. Я ее одну и запомнила. Наряд у нее был какой-то невероятный. На айфоне музыка была похожа на шум, но были слышны наши голоса и тут вдруг, я уже и забыла, но мой приятель произнес роковую фразу «Как-будто вернулись в 80е годы, во времена подпольного рока» Петр прекрасно расслышал эту фразу. Он порывисто вскочил с места и резко взяв меня за плечи, выпалил: «Скажи честно, кто ты такая? Что все это значит? Скажи, как это можно было изобрести? Я не верю в колдовство, но такого быть не может! Это противоречит всем законам природы, физики и химии! Неужели, это то, что я думаю?!» И не успела я ответить, как Петр вытряхнул все содержимое моей сумочки(паспорт, ручку, кошелек с бумажными деньгами, небольшую пластиковую бутылочку с водой), а потом глядя опять на айфон спросил: «Что это за дата?»
-Вот эта дата? – переспросила я, указав на дату видеозаписи 26.09.2015
-Ты слышала! Отвечай, что означают эти числа! Чего ты молчишь? Заставить тебя разговаривать?!- сказал он резко
-Государь, обещай, что поверишь мне! – воскликнула я и упала на колени
-Встань. Скажешь правду, поверю.
-Эта дата означает 26 сентября 2015го года от Рождества Христова. Тогда была сделана эта видеозапись. Тогда я находилась в 2015м году. Все эти видеозаписи, которые вы видите на этом экранчике сделаны в далеком будущем, в 21м веке. Я еще сегодня была в 21м веке, я не знаю, что произошло и как я оказалась здесь. Моя подруга работает в Историческом музее, она пригласила меня на выставку, я зашла в музей в какую-то не ту дверь и очутилась здесь, на Красной Площади, у нас был июль и было жарко,а тут похоже осень, холодно, я поэтому так одета, я из другого времени, из совершенно другой эпохи. Только, умоляю, не считайте меня сумасшедшей!
Царь слушал, затаив дыхание и не перебивая.
-А я уж решил, что сумасшедший я и что все это мне чудиться – вдруг засмеялся он – в то, что ты говоришь, поверить очень трудно, но у тебя есть доказательства. Как называется эта вещица…запись? Какая запись?
-Видеозапись, а это айфон. Сейчас я покажу вам, как видеозапись работает, позвольте?
Я взяла из рук Петра айфон, заряд еще оставался. Скорее поставила на видео и стала снимать.
-Сейчас вы увидите себя здесь, только тут темно – пояснила я
- Тогда я подойду поближе к огню.
Петр встал и с размаху влетел головой в потолок. Выругался. Подошел к огню.
Тут нормально?-спросил он –Хочешь сказать, что я окажусь на этой ..записи? Видео записи? Попаду в экранчик?
-Да, именно так.
Я выключила запись. Отмотала и прокрутила царю, он смотрел на себя и смеялся.
Чудно, ей Богу, чудно! Если ты вернешься назад, я хочу, чтоб ты уничтожила эту запись, я тут не ладно вышел. Вот подготовлюсь и запишу послание для потомков в будущее. Я должен тебя о многом расспросить. И что у тебя еще так есть?-спросил царь, перебирая мои вещички из сумочки.
-Это плеер- объяснила я –вот эти проводки нужно вставить в уши и вы услышите музыку.
Сначала сделай сама, я посмотрю, как это работает.
Я вставила в уши наушники и включила первую попавшуюся композицию, опять песню Агузаровой! Видимо суждено ей было попасть в прошлое вместе со мной! Петр, видя, что я не обманываю и, что голова у меня не раскололась на две части, вынул у меня из ушей наушники и приложил к своему уху.
-Какая веселая мелодия!-воскликнул он через секунду- Кошки не похожи на людей… смешная песня. Кто поет? Ты?
-Нет, не я. Певица одна, у нас вся музыка вот в таких вот записях, аудио запись называется. Музыканты играют, певцы поют, их записывают и можно потом слушать музыку, не приглашая музыкантов.
-Очень хорошее изобретение! А ты знаешь как все эти приборы устроены?
- К сожалению глубоких познаний не имею. Знаю только, что благодаря электричеству, батарейкам, искусственному интеллекту, каким-то кодам и программам. Это так все сложно и совсем не по моему профилю. Я мед. Сестра, умею лечить людей, а в технике не разбираюсь.
- Медицина наверно далеко ушла вперед?
-Да чего у нас только не умеют! Даже органы от одних людей к другим пересаживают.
-От бедных к богатым?
-Вообще-то только от трупов
-То, что ты говоришь очень странно. А зачем вообще пересаживать органы?
-Ну. Они портятся, если много пить, курить, переедать, просто от разных болезней
- Но я таким не занимаюсь, я работаю в поликлинике, в таком доме, в который каждый гражданин или гражданка имеют право прийти бесплатно полечиться
-Я всегда хотел открыть такую больницу. Подожди, граждане? У вас, что республика? Такая как в Англии была? Сменилась ли наша династия?
-Увы, да, государь, ваша династия Романовых была свергнута в 1917м году. И я вкратце рассказала обо всех политических изменениях и сменах правительства за последние 100 лет, объяснила, что сейчас у нас президент. Рассказала, что у нас равноправие полов, что женщины могут занимать все те же посты, что и мужчины и даже могут ходить в брюках и носить короткие волосы. Рассказала вкратце о всех новшествах техники, от автомобилей до холодильников и об интернете рассказала. Не забыла упомянуть, что люди даже летают в космос, но дальше луны долететь пока не удалось. Асов до 3х ночи я поведовала Петру о различных изменениях в всех сферах жизни за последние 300 лет. Когда стала говорить ему о его собственных делах и заслугах в будущем, он прервал меня, сказал, что не хочет знать, когда умрет и что его ждет. Единственное, порадовался, что он в будущем построит один из самых красивых городов Европы на новых отвоеванных территориях. И сказал, что никогда не думал, что люди, более чем через 300 лет все еще будут обсуждать подробности его личной жизни. Он задавал мне кучу вопросов, я отвечала, отвечала, отвечала…Платье мое уже давно высохло, я сняла шляпку, пригладила волосы, сидела на полу, возле догоравших угольков в очаге. Петр сидел рядом на стуле, внимательно меня слушал. Он успел уже посмотреть мой паспорт и уточнил, где я проживаю, когда прочитал, что я живу в Москве. Я объяснила, что улица Авиамоторная находится близко от бывшей Немецкой слабоды, если пройти вперед, там река Яуза. Петр сказал. Что сводит меня туда, чтобы я показала ему как что изменится. Я отвечала, что это прогулка будет для меня большой честью. Петр улыбнулся и вдруг сел рядом со мною на пол, положил мне руку на плечо. Когда я удовлетворила хоть в какой-то степени его интерес на счет будущего, он разрешил мне называть его на ты и по имени, сказал, что не любит церемоний. Оказалось, что Петру всего 27 лет, но он уже успел отвоевать престол у царевны Софьи, поучаствовать в трех Азовских походах, начать строить флот в Архангельске, побывать в Европе в составе Великого посольства, вернуться, разобраться со стрелецким бунтом и теперь усиленно проводит реформы по европеизации России и готовиться к войне с амбициозным юным Шведским королем Карлом XII. Вот, что я вкратце успела узнать о Петре той ночью. Я чувствовала, что проникаюсь к нему все большей и большей симпатией и я была счастлива, что он мне поверил, что мне удалось его заинтересовать, мне хотелось ему понравится, я понимала, что полностью нахожусь в его власти. Выбора у меня конечно и не было, но, если честно, Петр мне приглянулся с первого взгляда. Он был красивым и сильным, в моей эпохе наверно не было ему равных. Что-то в нем было такое притягивающее, что мне даже было все равно на то, что у него все зубы были в нагаре от табака, идеально кстати ровные зубы, хоть и желтые. Взгляд у Петра был особенный, в нем читалось все то, что за свои 27 лет он успел пережить. В нем была огромная харизма. Я таких людей еще не встречала. И хоть, я знала Петра всего несколько часов, мне казалось, что знаю его целую вечность. Я невольно прислонила голову к его мощному плечу.
-У вас в будущем все такие красивые? – спросил он, немного сипло. И не успела я что-либо сказать, он закрыл мой рот страстным поцелуем. Никогда меня никто так не целовал! Я обвила его шею руками. И мы не отрывались друг от друга минуту, дыхание участилось так, что мне казалось, я задохнусь. Мне нравилось как щекотятся его черные усы. На портретах они всегда выглядели такими нарисованными, а сейчас чувствовалось, что они все-таки настоящие из волосков, только тщательно ухоженных. Мы были так близко! Я не на секунду не забывала, что этот страстный молодой мужчина первый Российский император и родился он на 320 лет раньше, чем я и что мы никогда с ним не должны были встретиться и это все придавало ситуации особую пикантность. Проспали мы той ночью часа три, не более, когда проснулась, ни сразу поняла, где и с кем нахожусь. Высокий длинноногий парень с черными кудрями одевается рядом, я лежу на лавке, накрытая каким-то покрывалом, комната заполнена тускловатым светом из слюденого окошка.
-Проснулась, Наденька? – слышу низкий хрипловаты голос
Петр оборачивается и смотрит на меня ласково. Я улыбаюсь ему и протягиваю руки. И вдруг замечаю, что я совсем голая, прикрываю грудь рукой.
-Вчера ты не стыдилась – смеется Петр
-Вчера было темно –кокетливо отвечаю я,  встаю и одеваю свое свое изрядно примятое платье, нижнее белье найти не удалось, видимо вчера в камин нечаянно попало и сгорело.
-Петр, я люблю тебя! – говорю я и обнимаю царя нежно, встаю на цыпочки и поправляю его растрепавшиеся волосы. Он целует меня.
-Ты не должна никому говорить, кто ты и откуда взялась. Говори, что ты младшая сестра Анны Монс
-Хорошо, прости, а кто такая Анна Монс?
-Все знают, что она моя женщина и у нее есть две сестры.
Я была немного в замещательстве. Ну чтож? Наверно тут такие нравы. Надо привыкать.
-Не волнуйся, жить ты у нее не будешь- как-будто читая мои мысли, успокоил меня Петр- будешь жить с моей младшей сестренкой Наташей.
-А Наташе я могу говорить откуда я появилась?
-Нет, ты для всех сестра Анны Монс и для нее тоже, она не знакома с ее сестрами.
-Спасибо тебе за то, что удостоил такой милости! - прошептала я нежно, подавив в себе гордость, перспектива попасть в темницу или на плаху была куда хуже, чем делить Петра с другой женщиной. А Анна Монс - не проблема. Я помню, она кажется, не любила царя, изменяла ему, и это должно уже вот-вот вскрыться. Может удастся занять ее место.

3

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Петр открыл дверь, кликнул какого-то слугу и велел принести нам в комнату еды и питья. Пока ждали официанта, Петр продолжил вчерашний расспрос о жизни в 21м веке. Многое он называл неправильно и многое хотел бы изменить. На завтрак нам принесли пирог с яблоками, запеченную курицу, горшок с гречневой кашей и квас. Я была уже изрядно голодна, ничего не ела уже почти целые сутки, с большим аппетитом набросилась на еду. Петр смеялся, наблюдая за мной.
- Видимо, в 21м веке ты жила впроголодь. - шутя говорил он.
Когда мы спустились по лестнице, я еще раз оглядела всю залу на 1м этаже. Было светло и можно было все разглядеть, но я так и не увидела ничего похожего на временной портал. И мне было боязно задерживать Петра, я боялась, что он рассердится, если поймет, что я пытаюсь вернуться в свой век, а я хотела ему нравится. Со вчерашнего дня я так и не сказала ему, что вообще-то хочу вернуться, мне там как-то привычней и удобней, а он как-то об этом речь не заводил, может быть он полюбил меня и не хочет отпускать? Мы вышли из трактира и сели в подготовленную карету. Когда поехали, я с удивлением смотрела в окошко, а Петр пояснял где мы в данный момент находимся и что проезжаем. Я описывала ему, как эти места выглядят в моем времени. Я сердцем почувствовала, что мы проезжаем место, где в будущем будет построен мой дом, рядом с метро Авиамоторная, и сердце у меня сжалось.
- Пройдет тоска, Надя - утешительно проговорил царь, видимо почувствовав мое настроение. Он обнял меня, мне стало тепло и уютно. Дома кругом были деревянные, изредка встречались каменные. Москва в те годы была похожа на большую деревню, правда некоторые дома были построены типо на европейский лад, 2х-3хэтажные, удлиненные с аккуратными фасадами, похожие на то здание, в котором мы с Петром провели ночь. Ездить в карете мне было непривычно, так трясло, что мне казалось весь завтрак из меня наружу выскочит и еще очень пахло навозом, его совсем никто с улиц не убирал. Прям с души воротило. Но я старалась вида не показывать, наоборот находила что-нибудь хорошее и восхищалась, говорила, что в нашем времени такого уже нет, а жаль. Я искренне восхищалась европейской модой, уже попривыкла к ней и мне стали нравится пышные платья, высокие прически, кружева, перья и парики. Если не считать навоза, в Москве в общем-то было чисто, не было ни бумажек, ни бутылок, ни оберток от конфет, ни пищевых отходов, так что нельзя сказать, что тут совсем не убирали, ну или конечно просто не мусорили. А, когда проезжали через немецкую слободу, я вообще залюбовалась, вид был как на картинах Рембранта : женщины в чепчиках и передничках, мужчины в панталончиках, белые аккуратные домики, рядом подстриженные и причесанные садики, все спокойно и размеренно. Петр показал мне дом Анны, но подъезжать мы туда не стали. У нее был прям дворец, видимо Петр ее все-таки сильно любил. Не знаю, ревновала ли я, наверно ревновала, во всяком случае, я Анну еще не знала, а она меня уже заранее очень раздражала. Поехали далее. Лефортовский парк в ту пору представлял собою маленькие кустики, только-только начали возводить вокруг них ограду, ту самую, которая по сей день стоит, вернее в 2016м году стояла. А потом я узнала Лефортовский дворец, какой же он был новенький и чистенький! И какой-то вообще немного другой, в мое время арок уже не было, их кирпичом заложили, а в конце 17го века он был больше похож на дворец. Когда проезжали мимо, Петр приуныл, вспомнил своего покойного друга Лефорта. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, он достал из моей сумочки плеер, с моей помощью включил его и стал слушать музыку. Быстро повеселел. Мы вставили наушники, один - он себе, другой - я себе, и слушали вместе, прям как в моем 21м веке делают влюбленные парочки. Еще минут через 10 подъехали к дворцу Натальи Алексеевны или попросту Наташе, младшей сестры Петра. В саду у нее росли прекрасные цветы и много дворовой челяди бегало туда-сюда, завидев царя все кланялись до земли. Сама царевна Наталья сидела в беседке за домом, служанка побежала доложить о приезде государя. На меня никто внимание не обращал, видимо царь часто появлялся тут с разными женщинами и наверно не любил, чтобы их рассматривали. Когда Наталья появилась из-за дома, я поразилась ее сходством с Петром. Она была тоже очень высокая, не меньше 1м80см, черные вьющиеся волосы уложены в затейливую прическу, кругловатое лицо, маленький аккуратный ротик, нос правильной формы и черные большие выразительные глаза с длинными ресницами. Такая красавица! Одета Наташа была очень красиво, без излишеств, но с большим вкусом, в темно-красное бархатное платье и меховую накидку.
- Здравствуй, дорогой братец! - услышала я ее мелодичный низкий голос. Меня Петр представил, как Греттель Монс.
- Гретта хороша, как утренняя заря - улыбнулась Наташа
-Прошу любить и жаловать - отвечал Петр
-Проходи, родная, ты здесь озябнешь - ласково беря меня за руку, пригласила в дом Наталья.
Мне сразу понравилась эта молодая женщина, в ней тоже была харизма, как и у брата, только характер у нее был мягкий и женственный. Наташа сразу же провела меня к себе в гардеробную и поделилась одним из лучших своих платьев, за что я была ей очень благодарна, мое платье было холодным, мятым и грязным снизу. Сестра царя снабдила меня еще и шелковыми чулками и позвала горничную, помочь мне одеться. Я старалась запомнить как все делает горничная, одеться было непросто, она застегивала кучу пуговок, крючочков, завязывала бантики. Корсет непривычно сдавил мне ребра. Вместо моих балеток, Наташа дала мне красивые сапожки на шнуровочке, которые на удивление оказались мне как раз. А вот платье было длинновато. Мой рост 1м 76см, Наташа немного повыше, но фигуры у нас похожие, так что смотрелась я в новом наряде на все 100! Спасибо горничной, она еще и прическу мне отличную соорудила. Когда я вышла, оказалось, что Петр уже уехал! Причем забрав мою ценную сумку с "артифактами". Я не очень представляла как мне выкручиваться от Наташиных расспросов, я Анну Монс в глаза не видела. Но Наташа вела себя на редкость деликатно или Петр ее предупредил, но она не спрашивала меня о моем прошлом, общалась со мной, так тепло, как с давней подругой. Мы хорошо провели время, она учила меня составлять пасьянсы и играть на клависине, рассказывала мне много всего интересного о своих планах построить в центре Москвы театр, зачитывала небольшие пьесы собственного сочинения. Наташа развлекала меня, как самую дорогую гостью. Вечером приехал Петр, с ним в карете сидело еще трое мужчин. Высокий крепкий блондин, одетый вычурно и бесвкуссно, по всей видимости был Меншиков. Еще двоих людей я не знала, не могла узнать, даже, если и видела когда-то их портреты. Петр велел им ждать в карете.Он, увидя меня в новом наряде, прямо на ходу поцеловал в засос, не стесняясь своих друзей. Сказал нежно: "Красавица моя, не пугайся, мы едем не к Анне, а к моему другу Алексашке Меншикову. Ты умеешь танцевать?"
-Боюсь, что не умею танцевать ваших танцев.
- и народных не умеешь?
-вот это пожалуй смогу, думаю они не сильно изменились
-Отлично!
Спустилась Наташа и мы с ней вместе сели в карету, в которой ехали еще две девушки, как выяснилось, Дарья Толстая и одна из племяниц Петра, Екатерина, совсем молоденькая, лет 13-14 от роду. Наталье в ту пору было 26, но она казалась моложе. Она представила меня этим девушкам знатных родов. Толстая поздоровалась прохладно, видимо презирая мое «подлое» происхождение. Но, когда Наташа была рядом, любая компания становилась теплой. Мы минут за 15 добрались до дворца Меншикова, он оказался бывшим Лефортовским. Петр уже не грустил о покойном Франце, а наоборот настроение его было очень даже веселое. Мне казалось, что он не совсем трезвый. Хотя на удивление, не так уж много он и пил за столом, все больше танцевал. И это здорово у него получалось! Он такой пластичный и с координацией хорошей, не смотря на свой высокий рост. Вообще, попав в эту эпоху, меня удивляло количество высоких людей, наверно средний рост здесь был больше сантиметров на 15, чем в моем времени. Обычно я при своих 176см казалась высокой, а здесь я была, дай Бог средней, многие дамы были меня выше и не за счет каблуков. А Петр среди мужчин отнюдь не казался гигантом, он был всех выше, но не всех на много. Меншиков был почти такой же, как он. Головкин, Апраксин, Куракин, Толстой, Шерементев ,все не ниже 1м85см. И почему только в 21м веке считается, что в прошлых столетиях люди были маленькими? Какая ерунда! Такая же ерунда, что у Петра якобы был 48й размер одежды и 38й размер ноги. У него размеры явно были на десяточку побольше. Он хоть и не был богатырского сложения, но и тонким не смотрелся, вообще пропорционально был сложен.
     Сколько же я всяких блюд попробовала на том вечере! Отродясь так вкусно не ела. А вот вино я пила совсем немного, не люблю алкоголь. Но никто и не настаивал. Вообще все женщины и девушки пили мало. Сложные бальные танцы я не танцевала, но, когда позвали русских музыкантов и заиграли народные, я пустилась вместе со всеми. Петр кружил меня, пока я не бухнулась на пол, а потом я вдруг услышала знакомую мелодию, явно из будущего, музыканты заиграли рок-н-ролл! Я засмеялась. Вот это да!
- Покажешь, как под это танцуют? – крикнул мне Петр. Я поняла, что никуда не деться и показала, все, что умела. Наташа перед этим, помогла мне отстегнуть шлейф от платья, и оно стало такое вполне приемлимое для танцев, пышное, но длинной до середины икры. Я ждала, что все знатные и не очень, гости начнут надо мной потешаться, но не тут то было, они пошли в пляс еще быстрей меня! Похоже, всем пришлась по вкусу эта быстрая заводная музыка. По примеру царя, все поскидывали парадные кафтаны и если бы не освещение из свечей, мне бы показалось, что я уже не в 17м веке нахожусь! Никогда еще я так не веселилась! Люди тогда действительно умели отрываться! Когда тебе то и дело грозит погибнуть на войне или попасть на плаху или заболеть чумой, уже не думаешь о завтрашнем дне, нет времени на размышления, есть время только на жизнь сегодняшнюю. Мне с каждой минутой, все меньше и меньше хотелось возвращаться к себе,  в свою эпоху, единственное. Мне было жалко родителей, родственников и друзей, которые наверно сочли меня без вести пропавшей. А бедная Люся наверно винит себя. Но, хорошо, что сюда попала не она, а я. Она бы не справилась, да и вообще она страшненькая, Петру бы не понравилась и ростом она не вышла, да и ведет она себя вечно как-то неловко. Петр бы ее слушать не стал, а если бы она вздумала ему надоедать, разобрался бы с ней в два счета. Не смотря на то, что в компании друзей, Петр вел себя со всеми на равных, все назвали его на ты, без всяких церемоний,  никто на самом деле конечно не забывал, что он царь и что в его власти с каждым сделать все, что он захочет. Поэтому все делали то, что нравилось Петру, во всем старались ему подражать, его вкусы на что-либо считались безупречными, по крайней мере в его присутствии все вели себя так, как-будто во всем с ним были искренне согласны и солидарны. Это было здорово, потому что меня в этом обществе первый день видели, а относились ко мне, как к доброй старой приятельнице, как к дорогой любимой гостье. Я чувствовала, что время от времени даю маху, но никто ничего не замечал. Когда подали утку с яблоками и поставили напротив меня, я решила, что вполне имею право оторвать от нее крылышко, а оказалось, что она нашпигована чем-то жидким и, когда я оторвала крыло, этот соус полился наружу и прям на платье моей соседки! У Петра это вызвало только смех. «Ну ты и торопыжка, Гретта!»- сказал он громко, увидев мой казус с уткой. Тот час же, хозяйка дома, Дарья Меншикова заулыбалась и  сказала: «Я велю наказать повара, он совершенно не умеет готовить!» О том, что просто я не умею правильно есть никто и не заикнулся. Марфа Апраксина по поводу испачканного платья совсем не горевала, хотя я бы на ее месте расстроилась. Я постаралась  вытереть ей его салфеткой, что явно ее удивило, потому что мгновенно подбежала служанка. А самым палевным было то, что я плохо знала немецкий, а по идее должна была знать хорошо. Мне вообще казалось дурацкой идея, выдавать меня за сестру Монсихи, причем наверняка все видели, что это вранье. Если я ее сестра, то по идее должна быть похожа. Интересно похожа? Может увижу ее как-нибудь, сравню нас. В полумраке свечей вообще все похожи. Где-то в 4м часу ночи или утра, Петр скомандовал окончить вечеринку и отправляться по комнатам. Меншиков их любезно предоставлял всем гостям в своем доме. Я слышала, как он сказал Петру: «Франц был бы рад, еслиб видел, как мы веселимся здесь! Он не любил скучать.»
-Да, он был нашим главным затейником. Так что будем веселиться в память о нем – отвечал Петр, закуривая трубку
-Твоя новая девка так хороша! – кивнул в мою сторону Меншиков
- А то! Завидуешь? – пустил дым ему в лицо Петр
- Рад за тебя, мин херц, она полячка или немка? Что за танец такой вытворяла?
-Это ее собственный танец и мелодию  она сама придумала. Поздно, давай иди спать.
Петр подозвал меня и вдохнув в себя дым выпустил его мне в рот, прижался губами к моим губам и не отпускает! У меня слезы на глазах выступили, а он смеется.
-Хорош табачек! – нашлась я , что сказать, наглотавшись дыму.
-Смешная ты!
Царь вдруг схватил меня и резко поднял на руки. Я обхватила его за крепкую шею, казалось мои 65 кг для него сущие пустяки. Сильный такой! Отнес меня в комнату, на этот раз в большую красивую, просторную и с шикарной большой кроватью под красным бархатным балдахином. Утром Петр впервые сказал, что любит меня!
«Неужели больше, чем Анну?» - с надеждой подумала я, но в слух конечно такого не сказала, только повисла у Петра на шее и прошептала томно : «Люблю тебя больше жизни, больше всех и всего на свете!»
И мы поцеловались крепко-крепко и нежно.
-Петр ,– попросила я -найми мне пожалуйста, учителей по немецкому языку и танцам, хочу быть во всем достойной тебя!
- Какая ты умная, Гретта – засмеялся государь

4

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Когда спустились утром в зал, половины гостей за столом не досчитались. Непонятно. Как за ночь слуги успели уже все прибрать и приготовить завтрак, чуть менее обильный, но не уступавший по аппетитности вчерашнему ужину. Я заметила, что за столом сидели одни мужчины.
-Заеду вечерком – кивнул мне Петр и с деловым видом подсел за стол к своим соратникам. Наскоро перекусив, он принялся за обсуждение какой-то карты, величиною с пол стола. Я слышала, как Петр о чем-то громко спорит, по-моему с Апраксиным, и удивилась, что в делах его приближенные могут ему возражать и на плаху их Петр сразу за это не отправляет. Я пошла в соседнюю комнату завтракать с дамами. За столом Наташа, как всегда вела приятную беседу одновременно со всеми, есть всегда удавалось со всеми ладить и быть душой компании. Когда я вошла, она обняла меня и поцеловала. Ее локоны коснулись моей щеки и я заметила, что на ощупь ее волосы совершенно такие же , как у Петра, достаточно толстые и жесткие, хотя на вид кажутся шелковистыми и пушистыми. После завтрака, Петр сказал Наташе, чтоб она наняла мне учителей по танцам и немецкому. "Гретта - сводная сестра Анны и на половину русская, хочет подучить немецкий, а то никто не поверит ей, что она на половину немка" - пояснил он, улыбнувшись.
- Я сразу почувствовала, что в тебе не так много немецкого, как в Аннушке- сказала мне Наташа, когда мы возвращались с ней домой.
Я напряглась, не зная, что ответить, но Наташа уже перевела тему. В тот же день ко мне пришли оба учителя, очень любезные и очень некрасивые. Видимо это, чтоб Петр не волновался на счет моей верности. А Наташу я попросила научить меня нормально читать и писать по-русски, потому что то, что здесь называлось русской письменностью иногда казалась мне какой-то китайской грамотой, вместо гласных на верху писали какие-то закорючки, поэтому прочесть я могла далеко не все. Скорее бы уже Петр свой новый удобный шрифт придумал! Писать пером было неудобно, я вспомнила, что где-то в сумочке, которая прибыла со мною из 2010х, есть шариковая ручка. И вечером, показав свои каракули Петру, я попросила его мне ее вернуть. На что он ответил6 "Увидишь, мои мастера сделают для тебя сколько захочешь подобных ручек и, даже я сам для тебя сделаю, моя милая Гретта" Петр теперь всегда называл меня Греттой, видимо, чтоб не перепутать потом нечаянно или, чтоб я поскорее забыла о своей прежней жизни, о своей родной эпохе. Я решила Петру тоже сделать подарок.
-Хочешь, сошью тебе костюм, какой носят в 21м веке? - спросила я его
Он согласился и я сняла с него мерку. Мы с Наташей вместе отправились покупать шерстяную ткань для костюма, в сопровождении охраны, разумеется. И тут, я подумала, что могу наткнуться на того книжника, которому я наплела, что замужем, он мне еще календарик подарил. Вот наверняка, он как на зло, тут! И еще я боялась встретить Анну Монс. Я почувствовала, что сейчас перед Наташей разрушатся все мои секреты, а мне так не хотелось выглядеть в ее глазах мошенницей. Но все оказалось не так, как я предполагала. Книжный торговец конечно меня узнал, но лишь любезно приподнял шляпу, без лишних расспросов о здоровье мужа и т.д. Сестру царя, Наталью, почти все знали в лицо, кланялись ей и мне заодно. Было такое чувство, что и меня на этой Ярмарке все знают, толи из-за моего нестандартного поведения давеча, толи слух о новой возлюбленной государя уже успел расползтись по всей Москве. Ведь Москва в 17м веке разительно отличалась от той Москвы, из которой я сюда попала. Это в 21м веке легко было затеряться в таком огромном многомиллионном городе, тут же обстановка была похожа на пригород. Люди на Ярмарке расступались перед нами с Натальей, и меня поначалу это нервировало, я не привыкла к публичному вниманию, но нужно было привыкать. Мы с Наташей накупили различных шикарных тканей. А обедать поехали к Дарье Толстой. У нее уже собралась вся женская половина со вчерашней туссовки. Как оказалось, такими деликатными эти дамы были только в присутствии царя, своих братьев и мужей. А тут началось... Из них любопытство прям поперло! Во-первых, все они в один голос замечали, что никогда меня раньше не видели.
- Ты не из здешних немок? - спрашивала молодая Марфа Апраксина
- Или ты вела затворнеческий образ жизни? - вторила ей ее сестра Авдотья
- Ты такая красавица, мы бы тебя запомнили, увидав, хоть раз - подпевала им слащавая Аграфена Меншикова ( сестра Александра)
- О, это долгая история! - начала выкручиваться я – Вы правы, я не из Москвы родом. Как вы наверно уже слышали, я - сводная сестра Анхен Монс, так получилось, что я ее даже не знаю и ни разу не видела. О том, что мы родственницы нечаянно узнал Петр. Когда-то в Таверне у покойного Иогана Монса – отца Анны, служила красивая русская девушка.
И я наплела им такую невероятную, полную приключений и самых невероятных совпадений ситуацию, что сама в нее почти поверила, сводилось все к тому, что я родилась в далеком северном городе Архангельске, там я и выросла и  там меня впервые увидел государь. Похоже мои выдумки произвели впечатление на Московских барышень. Они еще были не знакомы с понятием «мыльная  опера» и приняли все за чистую монету, ну или конечно сделали вид, что поверили мне, они же не хотели меня обидеть.
-Твое происхождение по истине необычайно! – воскликнула моя покровительница, Наталья Алексеевна( хотя она то не дура, наверняка поняла, что я все выдумала, но спасибо ей за деликатность)
- Как это интересно! Расскажи о твоей первой встрече с государем! – наперебой закричали девушки
- Получается, что ты нынешнему царю родственница– сделала умозаключение Степанида, вторая сестра Меншикова
- Верно, так и есть, но вообще это уже такая вода на киселе… - отвечала я, одновременно со Степанидой сообразив, что в порыве творческого вымысла, незаметно подмешала себе царских кровей.
- Так вот он и запал на тебя! – улыбнулась Машенька Головкина
- А кстати, вы с Наташей даже похожи – заключила Марфа Голицина
- И то верно – засмеялась Наталья – то-то тебе все мои платья впору.
- Но расскажи, как ты познакомилась с царем! – потребовали снова барышни
Я продолжила напрягать свою фантазию и рассказала романтическую историю, как Петр увидел меня еще совсем юной, когда приехал впервые в Архангельск на постройку кораблей. По случайности, он остановился в доме тех самых иностранцев, где по-прежнему служили мои родители. По всей видимости тогда, хозяин дома и рассказал царю, что знал Монса и наверно как-то вылезла история моего происхождения. Однако, тогда царь на меня внимания не обращал, но вернувшись в Архангельск, лет через 7, он почему-то опять остановился в том же доме. Родители мои тогда уже умерли, но я работала у тех же людей, у которых работали они. Царь заметил меня впервые, когда я подавала ему пиво, как-то вечером. Я тогда не поняла, что он имел ввиду, но слышала, как одному из своих друзей, он сказал: «А она пошустрее, чем Анхен будет» Царь приходил на кружку пива часто и, в конце концов, как  вы сами понимаете, все произошло. – заключила я, с застенчивой улыбкой.
- Ты счастливица! По истине, счастливица! – послышались восторженные возгласы со всех сторон
И только Марфа вставила сухо : «Счастливица до тех пор, пока не наскучит царю». Все посмотрели на нее, как на дуру, а Наташа в шутку щелкнула ее по носу. В этот момент она была просто чрезвычайно похожа на брата, те же бесонята в глазах, та же задорная улыбка. Дальше уже она закончила повествование за меня. Рассказала, как Петр привез меня к ней, одетую в легкое платьице, такую стройную, красивую, взволнованную. И как я сразу же ей понравилась. «А теперь Гретта изучает все премудрости светского этикета и учится бальным танцам с моими учителями» - в довершение сказала Наташа.
- А кто научил тебя тому дивному танцу, что ты показала на балу? –поинтересовалась Машенька
- Скажу вам честно, я придумала его сама, так же как мелодию для него, еще по пути из Архангельска в Москву, хотела удивить государя.
- Ты удивила и всех нас! Да, Петр Алексеевич с тобой не заскучает – пришли к выводу все барышни
- А ты намного лучше Анхен – сказала Авдотья – Анхен только при царе строит из себя милашку, да и вообще мы все знаем…
- Не надо – мягко прервала ее Наташа
- По-моему царь к ней совсем охладел – подмигнула мне Авдотья
- А почему зовут тебя Гретта? – спросила любопытная Степанида – Какой ты веры? Не уж то лютеранской?
- Ах, подруженьки, просто Петру нравятся немецкие имена и он, узнав, что я на половину немка, наделил меня таким именем. Я православной веры, мать моя русская и крестили меня именем Надежда.
- Ты нравишься мне все больше и больше – серьезным тоном произнесла Марфа. Не такая уж она и вредная.
Когда, мои новые приятельницы удовлетворили свое любопытство, относительно моей загадочной личности, мы начали с ними разглядывать выписанные из Парижа модные журналы. Наташа уже начала примеряться к черному бархату и парче, которые мы недавно приобрели. За обсуждением чисто женских вещей, мы провели время до вечера. И я с удивлением заметила, что уже очень соскучилась по Петру, хотя видела его последний раз меньше недели назад. Он уехал по каким-то делам. Когда я попросилась с ним, он объяснил мне, что дела эти совсем не женские. И вот прошло уже пять дней, а он пока не возвращался. А что я хотела! Тут же нет никакого транспорта кроме лошадей. Весь вечер мы раскладывали пасьянсы, а потом был вкусный ужин. Разъезжаться по домам в ночь тут было не принято, видимо даже в столице, как стемнеет, появлялись разбойники. Мы с Наташей заночевали в гостях. Нам выделили одну комнату и одну кровать. Когда я разделась, Наташа взглянула на меня оценивающе и сказала: «Я понимаю, почему брат в тебя влюбился.» Мы легли с ней в кровать и еще долго болтали. Вели задушевную беседу. Наташа рассказывала мне об их с Петром детстве, говорила, как они всегда были дружны с братом, вспоминала ужасные события 1682го года. «Я никогда не забуду, как в то утро растерзали наших самых близких людей! Я схоронилась в тереме и только слышала душераздирающие крики на площади, и узнавала в этих криках такие до боли знакомые родные голоса…-вспоминала она – А Петр видел все, они были с матерью на крыльце, когда началась резня. Меня потом 5 дней к ним не пускали, говорили, что они не могут прийти в себя. Маменька с тех пор уже никогда не была такой как прежде, как постарела на 10 лет, в волосах появилась седина. Увидела я ее и не узнала. А братик был белее полотна, увидя его, я прочла в его глазах всю боль. Петр до сих пор это все вспоминать не может. Поэтому не думай спрашивать его о том стрелецком бунте – предупредила меня Наташа. На моих глазах выступили слезы и я спросила, дрогнувшим голосом: «Бунт затеяла царевна Софья?»
- Ее подозревали, но на самом деле нет. И Петр понимал это. Иначе, оставил бы он ее в живых взойдя на престол? Софья лишь воспользовалась ситуацией, так же, как и год назад. Петр лично ее допрашивал. Представь себе, Гретта, он уважает ее, хоть они всегда были противниками, однажды он даже сказал: «Будь Софья на моей стороне, мы бы скорее построили великую державу» Она очень умная женщина, но слишком властная, наверно и по сей день видит в Петре лишь заигравшегося мальчишку.
Мы много времени проговорили с Наташей, я была благодарна ей за «историческую справку», теперь не буду бояться попасть впросак, знаю хоть основные события и основных действующих лиц этой эпохи. На утро, после завтрака, мы поехали к себе. Провели целый день за шитьем. Наташа, хоть и пользовалась услугами портнихи, все равно многие вещи шила сама, особенно ей нравилось заниматься отделкой – творческой частью. Мне наконец начали шить собственное платье, зимнее, очень хитрое: внутри шерстяное, сверху обшитое бархатом. Я боялась, что буду в нем казаться толстой, но Наташа успокоила, сказала, что зимою все смотрятся толстыми, а мне быть потолще даже бы было к лицу. Это она видимо намекнула на то, что я все еще не тяжела от Петра( как тут говорят) Я сама этому удивлялась, но возможно причина была в том, что мы с ним из абсолютно разных эпох, просто произошел какой-то странный временной сбой, мы бы не могли с ним никогда встретиться, не могли бы любить друг друга, иметь детей, это все противоречило законам природы. Я уже и так достаточно вмешалась в ход истории, надоумив Петра сделать авторучки для письма, да и все то, что я ему рассказала наверно будет иметь последствия, он теперь наверняка не те решения принимает, какие должен был принимать и неизвестно, как это для потомков обернется. От Петра, кстати к обеду пришла записка, что он прибудет в Москву уже завтра. «Теперь одну тебя люблю только» - таков был конец письма. Я прям растрогалась. Наташа меня  уже немного подтянула меня в русском языке, я даже с грехом по полам смогла прочесть письмо. Оно было недлинным и написано не очень аккуратно, буквы скакали, но в этом порывистом почерке я узнавала Петра. Я дала прочесть письмо и Наташе, сказала, что Петр велел мне ей кланяться от него. (Это нашим языком, просто привет передавал) Наташа пробежала письмо глазами.
- Видимо расстался с Монс - подмигнула мне – Я рада. Дурная она девка, морочила брату голову.
В последствии, через третьих лиц я узнала, что Анна изменяла Петру, ну или конечно такой была официальная версия, но так или иначе, она зачем-то встречалась с неким послом Кенигсеком, а у него потом нашли ее любовные письма. Что случилось с Кенигсеком, история умалчивает но говорили, но говорили, что Петр был на Анну в глубочайшей обиде, лишил ее своей милости и посадил под домашний арест. Похоже, иметь много партнеров одновременно, бала тут чисто мужская привилегия. Чтож, буду иметь ввиду и ни в коем случае не дам поводов ревновать. Я Анну Монс не совсем понимаю, зачем встречаться с каким-то послом, когда встречаешься с самим царем? Не так то там все просто было, как говорят. Думаю, Монс просто шпионка и сливала Кенигсеку какую-то информацию, а любовные письма он таскал с собой для прикрытия, чтоб если царь прознает об этих встречах, пожертвовать собой, но тайну не выдать. Я целые сутки думала, сказать мне о своих предположениях Петру или не лезть не в свое дело. Он относился ко мне всего лишь, как к красивой любовнице, не особо то посвящал в свои дела. Когда, на следующий день он приехал, я решила во всяком случае, не торопиться выкладывать ему свои идеи на счет шпионажа. Вообще Петра, как только видишь, как-то сразу теряешься, уж больно он огромного роста ( целых 2м 4см) и фигура у него величественная, а взгляд такой, что пронизывает насквозь. Мне нравилось это чувство, когда краснеешь под его взглядом! Я решила, что  все разговоры – потом. Зачем было в такую прекрасную ночь говорить о серьезном?  Мне даже было уже все равно на то, что тут простыни, причем дорогие, шили из жестких  халщевых  материй, которые по началу здорово натирали мне спину. Я в этом 17м веке уже загрубела. Здесь все ткани, даже самые дорогие и шикарные и то были жесткие и грубые на ощупь, а нижнего белья тут никто вообще не носил. Я себе кое-как сшила трусики, но бюстгальтер шить не стала, носить бы его было все равно невозможно, он из открытых платьев бы выглядывал. Мылись здесь тоже не особо часто так, чтоб целиком. В среднем, раз в неделю. Я чтоб голова казалась чистой, ее сыпали пудрой или еще каким-то порошком, похожим на муку, тертым мелом что ли. Парики одевали только на выход, дома берегли, потому что стоили они баснословных денег. Мне пришлось принять все эти обычаи, чтоб не выделяться. Еще больше этого, меня раздражало, что тут не кипятили воду, если варили суп, бульон, чай, кофе, тогда кипятили конечно, но, если горячий чай подадут и попросить разбавить холодной водичкой, так и разбавляли не кипяченой. А отдавать свои особые приказания слугам я не смела, не я же тут хозяйкой была. Если Наташу устраивала некипяченая вода, то и меня должна была устраивать. Она конечно добрая женщина, но устанавливать в ее доме свои порядки было бы с моей стороны уже наглостью. Еще одной проблемой стало отсутствие зубных щеток. Зубы иногда конечно чистили, но просто протирали тряпочкой с тертым мелом. Мне эта процедура казалась губительной для эмали, поэтому я не чистила зубы вовсе. Поэтому, когда Петр, как и обещал, сделал для меня авторучку для письма, я попросила у него еще и зубную щеточку, нарисовала ее и объяснила, как в нее вставляется щетина. Петру понравилась идея с зубными щетками, он изготовил их в большом количестве и теперь заставлял всех своих приближенных ими пользоваться. И, что меня удивляло, никому эти щетки, кроме меня не нравились. Вот, что значит привычка. Кстати, как и показывали в каком-то фильме, Петр действительно умел выдирать зубы, один раз сделал это прям на вечеринке, а я была его ассистенткой. Разница была лишь в том, что в фильме Петр дергал зубы насильно, ради своего развлечения, а в реальности было наоброт. Младшая сестра Марфы, Просковья Головкина уже три дня мучилась от прострелов в зубе (сказывалась ее любовь к сахарку), и она не могла дождаться встречи с царем, другим лекарям она не доверяла, рассказывала, что один раз ей уже так вырвали зуб, что раскрошили его и половина в десне осталась. А про царя говорили, что он вырывает аккуратно и не очень больно. Я сама видела, действительно ему удавалось сделать это быстро и резко, думаю все равно больно конечно, но по крайней мере с первого раза. Вообще у Петра рука легкая, у него все хорошо получалось. Авторучка его работы была настоящим произведением искусства, я даже и представить не могла, что из подручных материалов и с технологиями 17го века возможно такое смастерить и выточить. Вообще, на мой взгляд, Петр был замечательным человеком, а все его недоброжелатели его просто не понимали. При всей своей жесткости политического деятеля, в частной жизни он не был тираничным. И за то время, пока я его знала, я не видела его знаменитых гневных вспышек, были ли вообще эти вспышки? И пил он не так много, как говорили, во всяком случае ни разу не напивался до неадекватного состояния. Никто тут так не напивался, по крайней мере я не видела каких-то страшных попоек. А вот курили много, это да, я уже стала пассивной курильщицей из-за постоянного дыма, висящего в воздухе.

5

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Незаметно пролетело время до Нового года. Именно того знаменитого 1700го Нового года, когда Петр издал указ отмечать его 1 января. Все возмущались, что от предыдущего года прошло всего 4 месяца, а уже начинался новый. Но я была рада, что поучаствую в празднестве. Готовиться начали заранее, всю Москву украсили сосновыми и еловыми ветками. Петр к праздничному столу заказал кучу  всяких явств и уже готовился устраивать фейферки. Все шили себе маскарадные костюмы. Настроение было прям такое предновогоднее, какое обычно бывает и в современной Москве. Даже елку установили на Красной площади, украсили ее, чем Бог послал. Вообще с елочными украшениями тут пока было туговато. Я сделала из бумаги фонарики и снежинки, чем очень обрадовала Наташу, мы украсили ими весь наш дом. К тому времени я сшила для Петра целых 2 маскарадных костюма – просто современную одежду 21 века, тут она смотрелась что ни на есть маскарадной. А себе я сшила костюм восточной принцессы. Я планировала станцевать в нем какой-нибудь танец будущего. Петр, когда померил костюмы, нашел, что они не дурны и очень удобны, не сковывают движения. Один костюм я сшила ему аля Элвис Пресли: клеши и куртку из белой материи, расшила их золотой ниткой и пояс смастерила со стразами из различных природных материалов. А другой костюм, был просто обычный мужской костюм: брюки и пиджак с рубашкой современного кроя и галстуком, таких официальных костюмах на работу ходят в 2010х годах. Наташа, увидев Петра в этих, мною пошитых костюмах, сделала вид, что не узнала его, так, что для маскарада они подходили, как нельзя лучше. Сама Наташа оделась в наряд толи лесной феи толи пастушки, но смотрелось миленько. У нее ноги ровные , стройные, как и у брата и она нашла способ их подчеркнуть, одела юбочку до колен. Тот Новый год был лучшим Новым годом в моей жизни! Новый 1700й год. Прошло уже три месяца и неделя с тех пор, как я попала сюда. Мне было здесь хорошо, повезло с самого начала попасть на глаза к Петру и потом, как нельзя лучше, сама собой , устранилась моя конкурентка на его сердце, Анна Монс, которую мне так и не удалось повидать, она же под домашним арестом сидела. Петр любил меня по-настоящему, сильно. Настолько сильно и нежно, насколько такой занятой человек мог любить женщину. И я любила его. Я была счастлива. Петр казался мне идеальным мужчиной, может потому что он стоял настолько выше меня, был таким всевластным, таким могущественным, и это само собою исключало все ссоры, которые обычно возникают у любой, даже счастливой пары. А может быть, потому что не стыдно было во всем уступать царю, прославившемуся в веках, который во всем превосходил меня,  был таким сильным, волевым, умным, энергичным. Мне невероятно лестно было понимать, что такой человек меня любит. Мне уже давно перестало хотеться вернуться в свой 21й век. И я старалась гнать от себя мысли, как там мои родители сейчас празднуют или не празднуют 2017й Новый год, считая меня наверно погибшей. Я просто старалась об этом не думать. Я научилась у Петра забывать о всем тревожном и грустном, по крайней мере на время праздника. Он говорил мне, что если бы помнил и думал всю жизнь о каждой смерти дорогого ему человека, о каждой измене, о каждом покушении на него и о каждой казни предателей, то просто бы не смог ни жить, не царствовать. Поэтому я не вспоминала о том, что было, не думала о том, что будет, я просто забыв обо всем, веселилась на праздновании Нового года. 31го декабря, с самого утра по городу ходили певчие, распевали какие-то, правда заунывные песни (еще бы, не сладко наверно петь в такой мороз) Ночью Петр со мной не ночевал, у него даже в такой предпраздничной обстановке нашлись какие-то неотложные серьезные дела, он дав распоряжение о подготовке к празднеству, уехал 3 дня назад, но 31го обещал вернуться. Кстати, 31е декабря было здесь, а в 2017м году уже должно было быть 13е января, Старый Новый год, из-за разных стилей отсчета дней, ну или как это называется, календари разные. Но все, все, я не вспоминаю о доме! Тут к празднику даже всех повешенных со столбов поснимали, о чем я попросила Петра, его они вовсе не смущали, вообще смертная казнь тут было делом житейским. Я уже и сама начала привыкать, палачи видимо специально так делали, развешивали трупов в самых неожиданных местах, толи ради шутки, толи, чтоб никто не забывал о правилах хорошего тона. Я спрашивала у Петра, за что так много людей вешают, он отвечал, что за воровство. И на удивление, такая суровая кара не останавливала воров, все равно находились люди, желавшие что-нибудь стащить, видимо любители острых ощущений, неизвестно поймают или нет. Но на праздники эту «красоту» поснимали, можно же было хоть несколько дней не думать о ворах и их проделках. И улицы от навоза даже почистили. Прям красота! Вообще за последние три месяца очень возросло количество тротуаров и каменных домов. Петр еще не начал строить Петербург и совершенствовал Москву. А сейчас еще все дома веточками украсили, прям заглядение! Люди ходили нарядные, разумеется люди только высших сословий, простолюдины по прежнему бегали в своем тряпье и убогих тулупчиках, но на удивление они были рады празднику больше, чем богачи, уже знали, что царь выставит большое угощение для простого люда на площади, вот и радовались. А среди знати многие кряхтели, что отмечать Новый год 1 января  полное безбожество. А я думаю, просто царь их здорово пошерстил, чтоб организовать большое празднество, понятное дело, казну он на такую ерунду расходовать не мог, в ней и так денег было не много. А вот местных «олигархов» заставить раскошелиться – милое дело. Поэтому отмечали с размахом. Мы с Наташей с утра пригласили парикмахера из слободы, и он вот уже часа полтора творил нам какие-то невероятные прически. Маскарадные костюмы  мы должны были одеть ближе к вечеру, а сейчас оделись просто парадно. Я облачилась в мое новое, идеально сидевшее по фигуре бархатно-шерстяное платье. Оно кстати вовсе и не полнило, портнихи такая искусстница оказалась! Учла все мои пожелания. Взглянула на себя в зеркало и подумала, что я просто принцесса из сказки! Когда нас с Наташей причесывал мастер, я услышала как где-то внизу отворилась дверь, потом стук каблуков по лестнице, знакомые размашистые шаги, а потом уже прям за собой услышала родной любимый голос! Петр пел одну из заунывных песен, которые сегодня пели повсюду.
- Здравствуй братец! Рады тебе зело! – воскликнула Наташа – Ты уж прости, поклониться не можем. (горничная, которая в это время выполняла функцию ассистента парикмахера, вплетала ей ленту в прическу). А вот сам парикмахер решил, что поклониться царю все же обязан и, в итоге, прижег мне шею щипцами для завивки. Я вскрикнула.
- Да делай ты свое дело, балван, сейчас сожжешь мою кралю! – недовольно сказал ему Петр.
Я засмеялась, не смотря на боль и сказала: «Ах, государь, что-то песенки твои заунывны.»
- Да уж, церемонимейстеру голову сегодня отрублю за такое «веселье» -пошутил Петр – Въехал сегодня в Москву, как на панихиду попал. Велел певчим заткнуться и идти разучивать новую песню, из твоего репертуара, душенька. – Петр отстранил парикмахера, нагнулся и поцеловал меня в губы крепко. Я почувствовала как кровь приливает к щекам, мне всегда после раставания, от его прикосновений просто голову сносило.
- Оденешь костюм, который я тебе пошила, Петруша? – спросила я ласково кидая взгляд на Петра.
-Конечно, мне надобно первым щеголем быть!
Наконец, парикмахер закончил свою работу.
- Вы с сестрицей самыми красивыми будете -заметил Петр – А у меня презенты для вас к празднику. Он достал две шкатулочки и вначале вручил Наташе, обняв ее за плечи, а затем мне. Я сначала подумала, что сама шкатулочка и есть основной подарок, стала восхищаться ее тонкой изящной  работой, чем очень угодила государю, как оказалось, он выточил ее собственноручно. Однако, Наташа оказалась догадливее меня, уже поняла, как открывается шкатулка и восхищалась содержимым. Царь подарил ей длинное ожерелье из крупных жемчужин.
- Чегож не открываешь, милая? – видя, что я мешкаю, спросил Петр – не знаешь как замок устроен?
Я кивнула. Тогда, Петр сам мне открыл замысловатую задвижку и извлек оттуда восхитительные серьги с рубинами!
- Какая прелесть! –воскликнула я и кинулась благодарить царя.
-Теперь уж мы точно будем самыми красивыми на празднике. – сказала довольная Наташа
Петр велел нам, как соберемся, ехать во дворец к Ягужинскому, а сам поехал на Красную площадь, заготовлять порох для фейверков. Мы одели новые драгоценности, спустились в столовую, наскоро и по-простому позавтракали жаренной курицей с гречкой и отправились к Ягужинскому. Сани наши, по Наташиному приказанию, все разукрасили лентами, ветками и…плюшевыми ватрушками и бубликами. Весьма такие оригинальные украшения, но Наташе они очень нравились, этих ватрушек нашили около 100 штук, мы дарили их всем подругам и даже на главную елку на площади собственноручно прицепили несколько штучек. Определенно, тут был какой-то культ еды. Главную елку украшали совместными усилиями каждый день и чего только на нее не вешали. Не очень умные или не очень добрые люди вешали на нее реально съедобные вещи: орехи, морковки, луковицы, даже крашенные яйца, как-будто была Пасха. И хоть караул охранял елку с утра до ночи, все равно кто-то умудрялся часть украшений сорвать и сожрать. За 5 дней потрепали всю елочку. В этом наверно был протест горожан против переноса даты празднества, не всем нравилось подражать европейцам. Мне кажется, заунывная музыка утром была тоже явно с намеком. Интересно, Петр правда собирался кому-то сегодня рубить голову? Наверно вряд ли, вроде у него было хорошее настроение. Во-всяком случае, когда мы с Наташей выехали в наших оригинальных санях, похожих на свадебные, на улицах уже играли другую мелодию, что-то неопределенное, смесь военного марша, польки, джаза и рок-н-ролла. Такой музыки я еще отродясь не слышала, но звучало вполне весело. Похоже, я со своим плеером оказала сильное влияние на музыкальное искусство. По дороге мы заехали еще к сестрам Головкиным и в шестером поехали в назначенное место. Там собралось уже почти все высшее общество. У Ягужинского дом был украшен только ветками, но зато стол ломился от угощения, только жаренных молочных поросят я насчитала 16 штук, нас конечно было человек 45-50, но думаю, что стол этот все равно хозяину дома обошелся в круглую сумму. Он как-то был не весел, до приезда царя. Но, как приехал Петр, начался настоящий праздник, у всех, как по сигналу улучшилось настроение. Официанты забегали туда-сюда, подкладывая явства в тарелки, откупоривая бутылки с вином, унося пустые подносы из под еды. Я уже через пол часа почувствовала, что лопну, хотелось попробовать все перемены блюд, а их было очень много. «Расстегни корсет» - шепнула мне Наташа. Я заметила, что так сделали уже все дамы и последовала их примеру. Сразу полегчало и удалось вместить в себя даже десерт, в виде огромной вафли с печеными яблоками и грушами под кремом. После обеда, царь велел всем переодеваться в маскарадные костюмы и сам удалился в комнатку для этого. Когда все вышли переодетые из комнат, стало очень смешно. Кого тут только не было! Многие были одеты ну просто по-идиотски, в костюмы каких-то колобков( и здесь сказывалось культ еды). А Петр смотрелся классно в белом костюме, сшитым мною по мотивам костюма Элвиса Пресли, он и правда стал этого певца из будущего напоминать, и перстни на руках у него были примерно такие же. Поверх костюмов все одели шубы и на веселых тройках с бубенчиками поехали ко дворцу  Меншикова, где устроили бал. Там была большая просторная зала, хорошо подходящая для этого. Я думала, почему бы и стол там не накрыть? Но, видимо кататься ряжеными в санях было обязательной частью программы. А что, я не против. Мне нравилось кататься. Я, уже по сложившейся традиции, подготовила новый танец, что-то типо танца Шакиры на этот раз. И устроила для всех сюрприз. Я правда, не знала, не сочтет ли Петр мой танец «восточной принцессы» вульгарным, но решила рискнуть и станцевала его со всей страстью. Мой плеер уже практически сел, но я хорошо наизусть знала милодию той песни Шакиры, а музыканты ее еще усовершенствовали, когда я им напела. Мне все аплодировали, а царь под конец поднял меня на руки и закружил. Ему понравилось! Когда устали танцевать, пошли в соседнюю залу ужинать. Народа в этот раз было очень много и гости все подтягивались и подтягивались. После ужина поехали смотреть фейверк. Петр был в этом деле очень искусен. Таких красивых фейверков видеть еще никогда не приходилось. Горящие кометы поднимались в небо и загорались цифрами 1700, все небо было исчерчено всевозможными золотыми фигурами. Зрелище было незабываемым! Только я волновалась, как бы Петр не опалил себе лицо или руки. Я видела, как он в азарте переставал думать о безопасности. В итоге так и случилось. Он поранил и обжег руку. Я испугалась, увидев его кровь, подумать только, я думала уж кого-кого, но только не меня можно испугать кровью, но тогда я просто еще не знала настоящей любви.  А Петр как-будто и боли то не чувствовал, был таким счастливым, радостным той ночью. Когда, куранты только год назад по приказу Петра установили на Спасскую башню, пробили 12 раз, все хором стали кричать: С Новым годом! С новым счастьем! Площадь была полна народу, на ней сегодня выставляли угощение под наскоро сколоченным деревянным навесом. Сейчас все были такими счастливыми и даже простые, не знающие отдыха, люди. В воздух взлетела последняя комета, которую царь наблюдал уже, как зритель, стоя неподалеку от меня. Служители в семеновских кафтанах зажгли факелы. Где-то сверху, на деревянном навесе заиграл оркестр, на площади все хором запели песню, сливалось множество голосов. И я пела и сам царь тоже пел, я различала его мощный голос, так как он был рядом. Это была старинная новогодняя песня, в который просили Новый год  быть урожайным, призывали все природные стихии смилостивиться. Она звучала красиво и торжественно и какая-то первобытная сила чувствовалась в ней. А, когда спели песню, заиграла музыка, русские народные мелодии вперемешку с европейскими. Народ на площади стал танцевать. Я подошла к Петру, осмотрела его руку и сказала, что надо бы ее замотать, чтоб грязь не попала.
- Пойдем вон туда – указал он на уже знакомый мне трактир, в котором мы провели нашу первую ночь. Только мне Петр позволил себя полечить. Я обработала рану, забинтовала ему руку, уже доставленными сюда в спешном порядке, чистыми тряпочками. Было очень поздно и Петр, непривередливый к комфорту, решил заночевать в трактире. И я разумеется, вместе с ним. Я отправила с посыльным записочку Наташе, чтоб она не беспокоилась куда мы делись. Опять мы поднимались по крутой темной лестнице, опять проходили мимо мутноватого маленького зеркальца, склеенного из маленьких стеклышек. Тут вообще все зеркала делали по такому принципу, не научились еще изготовлять большие стекла, поэтому я уже давно не видела саму себя со 100процентной четкостью. Однако сейчас, глянув на свое, пусть и мутноватое отражение, я заметила как успела за эти месяцы похорошеть, вид у меня был цветущий, не смотря на отсутствие всех благ современной цивилизации. Видимо сказывалось, то, что я больше не ходила по режиму на работу, мне прислуживала куча слуг, ела я не то, что досыта, а даже с избытком самую вкусную и качественную еду и главное, со мной был любимый мужчина, который по совместительству являлся самым главным в стране! Так что, скажу вам, приближенные к власти люди в любое время жили недурно, до тех пор, пока не выходили из милости этой власти, конечно, но на счет этого я просто старалась не задумываться, по крайней мере на данный момент, отношения с Петром были замечательными. Как и три с половиной месяца назад, мы поднялись на третий этаж, но зашли не в «нашу» комнатку, а в коморку, напротив, кажется еще более тесную и маленькую, но зато с более высоким потолком, Петр хоть головой о него не стукался. И лавочка здесь была поудобнее, правда одеяло такое же грубое, как и в предыдущий раз. В камине весело горел огонь. Мы уставшие и счастливые сели рядом. Я помогла Петру аккуратно снять кафтан с его раненной руки. Он слегка поморщился от боли и, увидев, что я переживаю за него, успокоил, сказал: «Ерунда! На мне все быстро заживает, зато какие фейверки мы сегодня запустили!»
- Это было по истине великолепное зрелище, эти золотые фигуры на темном небе до сих пор у меня стоят перед очами! Настоящее волшебство!
- Ато у вас фейферки никогда не запускали? – недоверчиво спросил Петр
- Запускали, но такие примитивные, просто бух-бах, мало интересного, их у нас петарды называют, они в картонных коробках продаются. Это же с твоего правления пошло, что на Новый год устраивают фейверк, у нас и на Красной площади устраивают большой официальный салют.
- Там хоть красиво?
- Да, но здесь все же краше, тут потому что по ночам темно очень.
- Хотелось бы мне видеть это электрическое освещение, ты говорила, что ночью светло, как днем?
- Не совсем, но очень светло, все разглядеть можно.
-Это удивительно, и можно работать круглые сутки, раз все и ночью видно.
-Но без отдыха ведь тяжело.
-А мне не важно, ты же сказывала, что работала по ночам в своей больнице.
Петр подошел ко мне и обнял здоровой рукой, прижал меня к себе.

6

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Когда, мы уставшие и удовлетворенные легли на лавку, я отыскала руку Петра и мы сцепили пальцы замочком. Мне так нравилось, что у Петра пальцы сантиметра на 3 длиннее моих, моя обычно, казавшаяся мне крупной, рука, была в переплетении с его, такой хрупкой.Вьющиеся волосы царя щекотали мою щеку, мы лежали близко-близко на узкой лавке. Через несколько минут я поняла, он заснул. А я лежала и вспоминала весь сегодняшний день. Мне не верилось, что такое счастье может быть наяву. Незаметно для себя, я уснула. Проснулась я от толчка в плечо. Я подумала еще ночь, потому что было совсем темно.
- Гретта, проснись! – встревоженно будил меня Петр. Я еле различила его в темноте, угли в очаге видно совсем потухли.
-Еще ночь? –спросила я
- Нет! Уже 9 часов утра!
- Не может быть! Почему так темно? Окно завесили чем-то плотным?
-Нет! Окна здесь вообще больше нет!
-Что? Не может быть! Неужели…( и в моем мозгу  мелькнула догадка, что произошло, у меня было ощущение дежавю).
-Петр, а точно 9 часов утра? – уточнила я
- Взгляни сама –он чиркнул спичкой и поднес к своим карманным часам.
Да, все так и есть. Я приложила к красивым ункрустированным часам царя, ухо, они исправно тикали.
- Вот так так… Похоже, теперь я у тебя буду гостем –растеренно проговорил Петр, думавший похоже о том же, о чем и я. Он зажег еще спичку и пытался осмотреть все вокруг. Все вчерашние свечи исчезли, а комната судя по всему была значительно больше той коморки, в которую мы зашли вчера.
-Пожалуйста, можешь поднять руку- попросила я
-Ну вот нашла повод беспокоиться, нормально все с моей рукой! –раздражился Петр
- Нет, так можно проверить где мы находимся сейчас, в той вчерашней комнате потолок был почти вровень твоему росту.
- Да, чудеса! Либо я за ночь уменьшился, либо горница выросла! Я даже не достаю до потолка.
-И впрямь чудеса, поищу-ка я дверь.
-Искал уж, не нашел, нас тут замуровали. Если я еще вернусь к царствованию, прикажу снести этот трактир к чертовой матери!
Я слышала, как Петр напряженно ходит туда-сюда, слышала то удаляющийся, то приближающийся стук его каблуков. В темноте он за что-то зацепил носком сапога и остановился.
- Может быть в полу есть люк? –с надеждой спросила я
-Так и есть, иди сюда.
Я подошла на голос, по пути задела что-то железное и какую-то большую коробку. Это помещение мне очень напоминало тот склад в музее, оказавшийся временным порталом. Подошла к Петру, он велел зажигать мне спички, пока он разбирается с досками. Если это был люк, то его похоже давно не открывали, потому что доски просто приросли, а у Петра еще рука была раненная. Я вспомнила, что споткнулось о что-то железное, вернулась, пошарила в темноте, нашла его, оказалось это что-то типа лома, как раз то, что нужно. С ним у Петра дело пошло быстро. Уже через пол минуты доски были выломаны и…о радость…из отверстия в полу забрызжил свет, хоть и не яркий, но мы начали различать друг друга в темноте.
- Тут лестница, осторожней –предупредил Петр
Эта узкая лестница показалась мне знакомой, Петру похоже тоже, она очень напоминала тут трактирную лестницу, по которой мы еще вчера вечером поднимались. Однако, когда он спрыгнул первым , я услышала в его голосе разочарование: «Все равно не ясно где мы находимся, давай ка спускайся сюда и разъясни. Петр помог мне спуститься и мы оказались…в том самом подвале Исторического музея! Я его узнала с первого же взгляда. Вот и окошко и дверь, та в которую я зашла с улицы и потом меня кто-то запер. Я даже узнала тот же хлам, сваленный в кучу в углу. Сомнений не оставалось, мы находились в этом  самом подвале. Я сразу же сказала об этом Петру.
- О, Боже! Значит, мы в будущем? Надеюсь я не застряну тут на долгие месяцы, как ты в моем времени, ты то обычный человек, а мне надо государством управлять. – говорил он взволновано– Но с другой стороны, зато увижу все воочию, все о чем ты мне рассказывала. Меня поражало его самообладание.
-Знаешь, у меня такое чувство, что мы попали не только в то же место, но и в тот же день, из которого я переместилась в 1699й год. Здесь как-то слишком тепло для зимы –заметила я.
-Сейчас узнаем – Петр хотел раскрыть дверь, но она и на этот раз не открывалась. Он резко двинул по ней плечом. Раз, другой, третий. Ну и берегут же музейщики свое барахло, такие крепкие двери ставят! Замок все же поддался и мы выбрались наружу. Сразу обдало жаром полуденного летнего солнца, после зимы и температуры намного ниже нуля, зной казался невыносимым. И вдобавок смок и пыль, висящие в воздухе, я уже отвыкла от родной загрязненной эпохи. А шум какой! Прям голова идет кругом, от постоянного гула. Представляю ощущения Петра. Все, вернулась я в 21 век, сомнений не остается. Надеюсь, что не в какой-нибудь 24й на этот раз занесло, а хоть в родной 21й. Но судя по прохожим, так и есть. Мы стоим возле Исторического музея. Петр с интересом оглядывается кругом.
- А часы все там же висят -заметил он, взглянув на Спасскую башню –И кремль все стоит, узнаю знакомые места.
Я порадовалась, что сшила Петру этот современный костюм, в виде маскарадного. Он был в нем одет, когда запускал фейверки на площади, не в тот белый, а во второй, менее нарядный, из коричневой шерстяной материи. Он и сейчас в это костюме находился. А его теплый кафтан и шуба,  похоже, вообще остались в другом времени. И только сейчас я вспомнила, что сама то тоже одета в свой маскарадный костюм восточной принцессы! Вот почему все прохожие на нас так пялятся.
-Мама – услышала я писклявенький голосок неподалеку – Я хочу сфоткаться с принцессой Жасмин и ее Алладином!
Я обернулась и увидела женщину с девочкой лет 7.
- Сколько стоит с вами сфотографироваться? – спросила нас женщина
- Чего? –не поняв, грубо переспросил ее Петр
- Дядя, хочу сфоткаться с твоей принцессой – произнесла девочка.
- Не знаю чего ты хочешь, малышка, но нам сейчас совсем не до тебя –ответил ей Петр, уже ласковее.
-Что это значит? –обратился он ко мне
-Это из-за моего костюма, девочка решила, что я сказочная принцесса.
Тут вдруг у Петра в кармане заиграла какая-то мелодия. Я не сразу поняла, что это заработал мой айфон. Оказывается Петр взял его с собой на встречу Нового года, хотел сделать запечатлить на видео исторический момент. Возможно именно в этом причина перемещения во времени, потусторонними свойствами обладает не здание музея, а мой айфон или конечно сочетание айфона, находящегося  в этом здании. Пока я размышляла, Петр вытащил его из кармана, звонил почему-то айфон громче, чем раньше, как-будто наверстывал месяцы вынужденного молчания, я уже и забыла, что сама еще давно поставила на нем звук на максимальную громкость, когда первый раз Петру видео показывала. На экранчике мигало «Люся звонит». О нет! Она же сейчас в музее! Только бы она не поняла, что со мной настоящий Петр Первый, ее любимый. Пусть только попробует его у меня начать отбивать, он мой теперь любимый! Хотя, думаю, у Люси и нет шансов.
-Это звонит моя подруга, – быстро сказала я – та самая, которая в музее работает. Я взяла трубку. Успела только сказать «Алло, Люся…» и связь оборвалась, на этот раз просто айфон сел. Я уж было порадовалась, что мы успеем с Петром отсюда уйти, но не тут то было! Это для меня прошло более трех месяцев в другой эпохе, в условиях суровых и прекрасных, как целую жизнь прожить успела, а для Люси то прошло 10 минут! Похоже, суждено мне все-таки было попасть на эту выставку платьев, потому что еще через  пару секунд, я увидела Люсю, собственной персоной. Я быстро отвела Петра в сторону и зашептала: «Давай говорить, что ты мой кузен из Петербурга, приехал ко мне в гости, в отпуск»
-Ладно, к инкогнито мне не привыкать. Какое бы мне взять себе имя? Какие у вас распространенные?
-Денис Андреев – сказала я первое, что пришло в голову
Петр кивнул. Я вспомнила, что при путешествии Петра по Европе, его инкогнито раскрыли и подумала, что возможно ситуация повториться, уж больно Люся внимательно на него посмотрела, как-будто что-то почувствовала.
-Где ты была? И почему ты так странно одета? – были первые слова, которые я услышала от нее спустя этих долгих три с половиной месяца – Ты что заходила туда? – подозрительно покосилась она на низенькую дверку, из которой мы недавно с Петром, не без труда, вышли. Я сразу взяла ее за руку и отвела подальше от этой мистической двери.
-Ты скажи, почему так долго не приходила мне на выручку? Меня заперли! Если б не мой двоюродный братец, сидела бы там,, в подвале до сих пор! А одета я так, потому что после музея, еду на костюмированное мероприятие, мне буквально вчера билет на него подарили. Хотела вот тебя удивить, неожиданно представ в образе восточной принцессы – продолжала я заливать ахинею.
Люся рот открыла от удивления, но еще больше чем мой наряд ее похоже удивляла внешность моего «брата» Она спросила стала расспрашивать поподробней, откуда он вдруг появился.
- А он приехал неожиданно, и мы решили встретиться здесь на Красной площади, я хочу ему Москву показать, он из Питера в отпуск приехал.
-Интересно…- сказала застенчиво Люся
-Денис, познакомься, это Люся, моя подруга, я тебе про нее рассказывала. Люся, это мой кузен из Петербурга, Денис.
- Денис Андреев – слегка поклонился Петр – не зная, как тут приветствуют девушку, при знакомстве. Я тихо шепнула ему: «Все по плану. Только не кланяйся»
-Если что не так, дай знать – шепнул он в ответ, как только Люся отвернулась
-У вас какие-то секреты? –спросила она обиженно, все замечает, чертовка!
- Да, я вот переживаю ,– продолжила я импровизацию – Что Денис испортил дверь в служебное помещение, когда вызволял меня оттуда. Петр решил меня поддержать.
- А они – он указал в сторону гулявших туда–сюда «стрельцов» это все видали, кстати, что они вообще здесь делают?
-Кто?- удивилась Люся
- Люди из стрелецкого полка
Я взяла Петра за руку. Он понял, что развивать эту тему не стоит.
- Так это ряженные! –засмеялась Люся, обнажив свои кривенькие зубы – А то, что вы дверь погнули, не беда! Не надо было там Надьку запирать, а он (она кивнула на стрельцов) точно ничего не видели, потому что как раз в это время в буфете, при музее, чай пили, я знаю, я тоже там сидела.
- Понятно, понятно –укоризненно сказала я( Люся конечно не знала, что я ждала ее 3 месяца и одну неделю, но даже в этом времени успело пройти, как минимум минут 40)
-Не сердись, Надя. Пойдемте я тебе и твоего двоюродного брата на выставку проведу бесплатно.
- Мы заплатим, не нищие чай –вставил Петр
-Ну это как хотите.
Я взглядом показала Петру, что бы он не доставал свой кошелек с золотыми монетами. Он сначала не понял почему, но увидев, как в кассе расплачиваются, кто бумажными деньгами, кто с карточки, сообразил в чем дело, вспомнил, что я рассказывала ему о денежных реформах и вскоре он присоединился к нам с Люсей. Мы втроем зашли в Исторический музей. На Петра обращали внимание. Он очень выделялся своим огромным ростом и яркой внешностью. Но Люся все уладила, нас пропустили без проблем. Надо будет ему постричь волосы и сбрить усы, хотя так он конечно мне нравится больше. Хотя может люди на нас оборачивались в том числе и из-за моего не совсем типичного наряда. Первый зал в музее был, как раз зал, посвященный 17-18 векам и в нем были в качестве экспонатов личные вещи Петра! Когда Петр зашел в зал, все посетители совершенно бесстыдным образом, начали на него пялиться. А одна старая женщина вообще подошла к нему и проскрипела: «Вы наверно дальний родственник царя, уж больно похож» Петр ей ничего не ответил, как-будто и не слышал ее комментария.
- А ведь и правда вы похожи на Петра I –заметила теперь и Люся, густо при этом покраснев. Мне как-то не нравилось ее смущение. Мне хотелось уже поскорее от нее отделаться.
- Веди уже скорее на свою выставку! –нетерпеливо потребовал Петр, но потом вспохватившись,  что говорит по-царски, слишком резко для обычного экскурсанта, добавил – Да, мне все говорят, что я похож на царя Петра I, я зная это сходство, даже прическу и усы, как у него были, ношу.
- Это так мило –проворковала Люся. Определенно, она меня стала раздражать! Во втором зале была эта злополучная выставка платьев, привезенных из Европы, народа там была тьма тьмущая. Платья эти, кстати, были весьма непрезентабельного вида, наверно каким-нибудь кухаркам и прачкам принадлежали, мне-то теперь было с чем сравнить. И чем эта выставка считалась знаменитой? Похоже до России не все экспонаты довезли, пожадничали показать нам самый шик и блеск, если он вообще, конечно в этой экспозиции изначально был. Петра гораздо больше, чем платья, интересовало электрическое освещение и витрины из прозрачного стекла. Я заметила, что женщины в брюках вызывают у него недоумение, но он всячески старался делать вид, что все это ему знакомо с пеленок и ничего удивительного ту нет. И он хороший артист оказался. Петр все делал хорошо и сейчас хорошо играл свою роль. Но тут, на нашу голову, на горизонте возникла новая проблема, какие-то репортеры приехали снимать сюжет о знаменитой выставке для «Новостей». Они конечно же заметили в числе посетителей Петра и решили взять у него интервью.
- Это видео запись? –не растерявшись, спросил Петр
-Да, скажите, как ваши впечатления о выставке? Вы, судя по вашему облику, очень увлекаетесь историей. – с язвительной усмешечкой спрашивал журналист
- А сколько людей увидит вашу видео запись?
- Очень много, конечно, у нас очень рейтинговая программа, вы, что не в курсе? «Новости» разве не смотрите? У нас многомиллионная аудитория. –ответ Петра похоже удовлетворил, он не смотря на развязный тон журналиста, согласился ответить на вопросы.
- На счет выставки: она примитивна. Неужели нет ничего поинтересней, чем женские платья, причем дурно сшитые? Однако, освещение и стеклянные витрины достойны всяческих похвал. Экранчики с текстом у каждого платья весьма занимательны. И это замечательно, что каждый посетитель может этот текст прочесть.
- Но эта выставка просто больше женской направленности.
- А почему, тогда женщины пришли сюда в брюках? Не нравятся им такие платья.
-Скажите, вы случайно не артист? С вашей внешностью хорошо бы сыграть Петра I в историческом фильме.
- Да, я каждодневно его играю, вернее играл до сегодняшнего дня.
- В каком театре?
- Вы такой все равно не знаете
- Чтож спасибо. Это был один из самых занимательных ..экспонатов.. извините, посетителей выставки – закончил язвительный журналист, глядя в камеру – Что скажите на последок?( это уже к Петру)
- Твое кривлянье подобно мартышке и больше недостойно моего внимания.
Журналист похоже  не ожидал такого ответа. Не знал, он глупый, с кем разговаривал.
- Так значит, ты артист! – подбежала взволнованная Люся – Как хочется пойти на твой спектакль!
- Я больше не даю представлений –достаточно сухо отвечал ей Петр
- Надя, почему ты мне не говорила, что у тебя такой славный брат? –накинулась Люся на меня
- Чтоб ты не переживала, что он живет в Петербурге и у него уже есть девушка.- отвечала я ей тихо
- Но он же идеально подходит на роль Петра! –громко воскликнула Люся –очень похож на него
- Послушай, ты уймешься? – вдруг грубо перебил ее Петр – Я благодарствую тебе за музей, но пожалуйста, оставь нас с Надей на едине, хоть ненадолго.
Люся опешила на какое-то время, а потом молча отошла.
- Твоя подруга невыносима –зашептал мне Петр быстро –пристала, как банный лист и все эти люди, чего им нужно от меня? –он обвел взглядом всех посетителей, явно с каким-то неравнодушием таращившихся в нашу сторону. Кто бы мог подумать, что меня тут все помнят. Пойдем отсюда, я хочу осмотреть весь город, а не только музей.
-Я очень тебя понимаю, попасть на 300 лет вперед и так нелегко, а это повышенное внимание кого угодно доканает. Люся – зануда и ведет себя бестактно, но она еще может оказаться полезной. Хочу одолжить у нее денег, чтоб купить себе нормальную одежду вместо маскарадной, ато мы не сможем не пройтись по городу, ни доехать ко мне домой без приключений.
- Верно, я вижу, что на тебя косятся, вообще, как на умалишенную. Ты говорила, у вас в магазинах полно готовой одежды и обуви. Я бы тоже хотел сменить свои ботфорты. Мужчины тут не носят каблуков. Вообще все какие-то у вас маленькие, я выделяюсь здесь, как колокольня.
- Ты смотришься величественно.
-Довольно любезностей, я хочу выбраться отсюда. Найди свою Люсю, одолжи денег, я даже готов перед ней извиниться.
-Люся, Люся –окликнула я свою давнюю подругу. Она подошла нехотя, на глазах у нее были как-будто слезы. Мне даже стало ее жаль. Тяжело ей быть такой чувствительной.
- Моего брата просто недавно уволили из театра, он еще этого пока не пережил, все твердят ему о сходстве с Петром, которого он не один год подряд играл, и этим самым, как на больную мозоль наступают.  – объяснила я ей
- Прошу прощение глубочайше, за свое резкое поведение. Ты славная девушка и выставка была весьма занимательной, и архитектура музея потрясла мое воображение. У меня просто сегодня был очень непростой день. –проговорил Петр, по-моему даже через чур любезно
-Да я все понимаю –ничуть не обижаясь, воскликнула Люся и посмотрела на Петра «щенячьими» глазами.
-Вот и ладно. – улыбнулся ей царь
- Просьба у меня одна к тебе есть, посыльные с деньгами задерживаются и мне не хватает заплатить хозяину дома, в котором я квартируюсь, если не заплачу сегодня, надо будет уехать, а так хотелось бы задержаться , осмотреть город. Понимаю, что крайне подло просить тебя о таких вещах и , если откажешь, в обиде не буду.

7

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Я порадовалась находчивости Петра, но подумала, что это уже перебор, он, если быть откровенной, нахамил моей подруге, пусть и сгоряча, а теперь еще и одалживал у нее деньги. Уж лучше было просить мне, правда, не знаю под каким предлогом, я ж типо шла на костюмированное мероприятие и Люся знала, что зарплату мне перевели как раз на прошлой неделе. Каково же было мое удивление, что Люся одолжила Петру даже больше, чем было нужно. Он любезно ее поблагодарил, обещал наведаться к ней с визитом в ближайшие дни.
- А все-таки ты говоришь на какой-то старинный манер – не удержалась Люся –Наверно из бывшей роли пристало? Я знаю, актеры играют, играют одну и ту же роль, а потом из образа даже в реальной жизни выйти не могут. Вот ты даже усы не бреешь.
-А мне без них не идет –на этот раз спокойно , отвечал Петр.
Поболтав еще минут 5 с Люсей, мы попрощались и ушли, наконец, из этого музея. Чтобы не привлекать лишний раз внимание к Петру, да и к себе самой, мне надо было срочно переодеться в менее эсцентричный наряд. Петр то вполне вписывался, не считая ботфортов, которые он прятал под длинными штанинами брюк, а вот я была и впрямь одета по-карнавальному. Мы пошли в ГУМ, ближайшее место, где можно было купить одежду. Там были такие цены, что ой мама дорогая! Петр, как увидел ценник на платье в 12000 руб, сказал, что за такие деньги можно одеть целую армию, а то и две. Я тоже поняла, что похоже придется ехать в маскарадном костюме домой, но тут мне подвернулось очень сильно уцененное платье с дефектом, всего так за 4500руб. И я его купила. Обувь оставила свою, хоть было и жарко в теплых зимних  башмачках, обшитых поверх меха парчой, но смотрелись они вполне стильно, в сочетании с новым платьем. И Петр тоже в своих ботфортах остался. Свой голубой, шелковый наряд, расшитый серебряной ниткой, я сложила в пакет, и  повела Петра на экскурсию по Москве, не очень долгую, потому что было жарко. Моего спутника со стороны принимали наверно за иностранца, осматривающего достопримечательности. Петр дивился современной архитектуре, задирал голову и считал этажи в высотках, самоездящие автомобили приводили его в восторг, впечатляло огромнейшее количество людей, непрерывно снующих туда-сюда, куда бы мы не пошли, многие люди ездили на каких-то электронных приспособленяих или самокатах, что даже меня, успевшей отвыкнуть от такого, начало удивлять, по мне так на своих двоих перемещаться гораздо приятней. Современную моду царь находил вполне симпатичной, хоть и несколько простоватой, если говорить про классический стиль, а вот ультросовременные  джинсы-удавочки , которые носили и парни и девушки он счел полным убожеством, но еще сильнее царю не понравилась мода на бороды. «Боролся, боролся, чтоб бриться начали, в итоге спустя 300 лет начали брить только усы, с бородой никак не расстанутся» - сказал он. Я объяснила, что мода на бороды появилась недавно, ему все-таки удалось повлиять на людей, достаточно долгое время неприличным было не бриться, может лет 100 или 200. «Значит вовремя я вернулся» - улыбнулся Петр. Пока гуляли по городу, он удивлялся всему, восхищался техническим прогрессом, замечал абсолютно все кругом , до мельчайших подробностей, даже такие мелочи, как самооткрывающиеся двери или двери-вертушки в магазинах и множество фонарей, раставленные вдоль дорог, правда сейчас днем, не горевшие, он ничего не упускал из виду. Увидя пролетавший над Москвой самолет, Петр сказал, что представлял себе его, по моим рассказам, совсем другим, думал, что летит он гораздо медленнее и ниже, а эта машина в небе подобна птице и, даже не верится, что на самом деле она большого размера и что в ней сидит много народа. Мы спустились в метро и проехали одну станцию. Петр сказал, что от скорости захватывает дух, только уж больно народа много в вагоне. И он все никак не мог привыкнуть к тому, что все люди едут, а некоторые даже ходят по улице, уткнувшись лицом в гаджет. Я то сама уже забыла, как принято себя вести в 21 веке. А еще многие разговаривали сами с собой, как психи. Это шокировало нас обоих, я от всех этих временных потрясений, ни сразу вспомнила, что так говорят по телефону через наушник. По дороге домой, мы зашли в супермаркет и Петр подивился количеству самых разных продуктовых товаров, но когда подошли поближе, фрукты с гнильцой его разочаровали. Как обычно в местном «Дикси», поблизости от моего дома,  все было подгнившее. Но зато я купила неплохой свинной окорок и сигареты для Петра.
- Извини. Только такой табак могу тебе предложить – протянула я ему пачку с этой немилостливой надписью: «Курение убивает»
-Ты наверно решила меня отравить! Думаешь, я прочесть по-вашему не смогу? Тут написано, что это убивает!
- Зачем мне тебя убивать? Я люблю тебя. А эту надпись пишут у нас на всех сигаретных пачках. Такой закон.
- Вот и мне матушка говорила, что курение убивает –задумчиво сказал Петр –ладно, сшей мне чехол для этой пачки. А табак этот отвратный – закурив, поморщился Петр
На рынке я купила спелых крупных помидор, и мы пошли ко мне домой. Я живу с родителями, но сейчас они как нельзя кстати были на даче. И нашу кошку Плюшу с собой увезли, подышать свежим воздухом. Были б они тут, сомневаюсь, что позволили бы мне привести парня домой и остаться с ним на ночь, неважно кем бы он не был, они у меня строгие. Я поставила мясо запекать в духовку, нарезала помидорки, сделала салат, пожарила картошку. Петра конечно не удивить изысканностью блюд, но мое угощение ему понравилось. Особенно по вкусу пришлись помидорки. Пока я готовила, Петр осматривал квартиру. Душ и ванна с холодной и горячей водой ему очень понравились. Да и я после жаркого и полного тревог дня  не прочь была туда залечь. Рука у Петра уже на удивление зажила, никогда не видела, чтоб заживало так быстро, наверно так подействовало временное потрясение, я же, попав в 17 век, не простудилась, не смотря на то, что несколько часов ходила при градуссах 8 тепла под холодным дождем в тоненьком платьице, вот и у Петра иммунитет наверно сейчас повысился, да и всегда был неплохим. Я дала Петру переодеться в джинсы и клетчатую рубашку моего отца, он у меня тоже высокий и эти джинсы он шил когда-то в ателье, но портной перестарался, слишком длинные штанины сделал, папе велико было, а вот моему возлюбленному в самую пору оказались. На кухне я показала Петру СВЧпечку, плиту, холодильник электрочайник, посудомойку и стиральную машину. Он все осмотрел и сказал, что хозяюшка с такими удобствами может и заскучать. А после обеда я показала ему телевизор и интернет. Теливизионную программу Петр нашел полной чушью, в чем я с ним согласилась, но само изобретение ему понравилось.
- Если показывать здесь что-то разумное, была бы весьма полезная вещь –заметил он
Клавиатуру компьютера Петр нашел чем-то сходной с печатным станком и печатать на ней научился быстро, как только я разъяснила ему его же будущее изобретение –современный шрифт, правда печатал он с ошибками, но а на что есть Яндекс-исправитенль? Первым, что запросил в Яндексе Петр Первый, была информация о себе самом. А чтобы запросили вы, если бы попали на 300 лет вперед и оставили бы целое государство без своего контроля?
- Делать нечего, узнаю в каком году мне суждено умереть, может тут будет какая-нибудь подсказка о возвращении обратно - пояснил он.
- Забери меня с собою, Петруша –попросила я
-Так ты не рада, что вернулась домой?
- Мне дорог дом, пока ты со мной, как только тебя не будет, я заскучаю.
-Любишь меня, Наденька? –черные проницательные глаза устремились мне прямо в душу
- Люблю тебя больше жизни, мой государь!
-Тут уж я не государь теперь, родная – и Петр поцеловал меня крепко –вернемся, там уж государем величать меня будешь. Ты полюбилась мне, лапушка, оставлю тебя тут, только, если сама этого пожелаешь.
-Я желаю лишь только быть с тобой! –с жаром воскликнула я
Петр обнял меня и посадил к себе на колени. И мы продолжили общение с Яндексом. На запрос «Петр Первый» сразу же высветилась статья в Википедии и фильмы о Петре.
-Я вернусь назад! Гляди , сказано, что умру в 1725м. Так что же это, через 25 лет? - воскликнул Петр – Наверно я погибну в каком-нибудь сражении. Нет.. написано, что от больных почек…Да, какая-то нерадостная перспектива А вот это мне любо, Россию сделаю империей и разгромлю шведов, отлично! Так…а это что за ерунда? «У Петра был непропорционально маленький размер ноги, очень узкие плечи и маленькая голова. Он казался уродливо длинным.» -прочитал он с возмущением.
- В нашем интернете вообще любят писать всякую дребедень насчет роста и размера одежды, тут много всего неправдивого пишут, все кому не лень –отвечала я – Умные люди все равно не поверят.
-Так ведь меня ж никто не видел и умные люди тоже! Вот подлые людишки, пишут про меня гадости, наверняка это потомки Шекловитых. Кто автор этого писания? – Петр пробежал мышкой до конца текста.
-Автора нет, тут в интернете не принято подписываться или используют псевдонимы –объяснила я
- Знаешь, это неудивительно. Ну чтож, тогда раз здесь все так не точно, может я еще не умру в 1725м или хотя бы героической смертью, а не от каких-то постыдных болезней. Почитав еще пару статей о себе похожего содержания и разгневавшись на кучу вранья и неточностей, Петр решил глянуть и фильмы, чтобы полностью быть в курсе дел. Вначале высветился фильм «Юный царь Петр» 1980х годов, а за ним продолжение «Первые реформы царя-реформатора». Я порадовалась, что первыми высветились именно эти фильмы, так как помнила, что  Люся говорила, там Петра играет очень красивый артист. Лично я кроме прически и усов вообще сходства видела мало, Петр совершенно другой, если еще на портреты этот артист был в принципе похож, то на настоящего живого царя нисколько, совершенно другой взгляд, мимика, улыбка, глаза у Петра карие, а не голубые, брови намного темнее,  волосы гуще, кожа смуглее, он намного выше ростом, а фигура более узкокостная, аристократическая. Но все бы ничего пока этот парень, по имени Сергей Дмитриев не начал играть. Сначала он привел Петра в бешенство.
- Почему в этой дурацкой видео записи меня изображают каким-то идиотом? -возмущался он – Этот актеришка кривляется как шут гороховый! Что за ужимки, он специально издевается надо мной или по природе своей полностью бездарен?   Я бы драматургу голову отрубил за такого актера на мою роль! А сюжет? Это, что подразумевается моя биография? Тут же сплошные выдумки! Не знал я никогда этих людей, которых мне тут в друзья записали, вообще все было по-другому.  А.. ну конечно, я же дурак требовать поднять паруса, когда полный штиль, да, да еще при этом надо бегать и орать, размахивая флагом. Господи! А эта артистка изображает мою мать? Они даже поленились посмотреть ее портрет, она же тут просто маленькая высохшая дряхлая старушонка! А почему Франц такого маленького роста? Он же был выше меня!... А это что за наглый шкет? Меншиков? Вот он бы посмеялся….. А вот и до Великого посольства дошли… автору фильма видимо невдомек, что я знаю немецкий, голладский, английский, ну, естественно, я же по его мнению идиот последний, как же я без переводчика то пойму? И почему так кратко снято? Как-будто я всю Европу объехал за 2 дня, где встреча с Вильгельмом Оранским, где посещение Монетного, Литейного дворов, самого Большого в Европе театра, в котором мне показали балет, почему не показали встречи с Ньютоном и  Ливенгуком, который мне микроскоп еще подарил? О..додумались, мне подарили не микроскоп, а подзорную трубу! И не Ливенгук, а какой-то не пойми кто, наверно его денщик, судя по его низким поклонам, так… а я то подзорную трубу конечно первый раз в жизни увидел! В военных походах участвовал, Азов взял, по морю открытому плыл, а про подзорную трубу и знать то не знаю, как ребенок какой-то. Да, такое искусство фигляров на площади достойно. Имея такие технологии, снимать такие нелепые представления непростительно! –полностью разочаровался Петр, но успокоившись, он даже начал смеяться над гротескной игрой актеров. Остальные фильмы о себе, он даже смотреть не захотел, я предупредила его, что они еще хуже этого и глянув на актеров, изображающих его, Петр согласился. До ночи мы просидели в интернете, смотрели самые различные видео. Петр удовлетворял свой интерес насчет всех новых изобретений и технологий, его интересовало абсолютно все : электричество, водоснабжение, как устроены автомобили, поезда, самолеты, вертолеты, подводные лодки, современное оружие, танки, вся военная техника, как устроены ракеты, летающие в космос и даже такие незначительные вроде бы вещи, как устроены мобильные телефоны и холодильники, все это Петр находил весьма занимательным и интересным. Конечно он поподробней посмотрел какой сейчас в стране общественный строй, кто сейчас президент, по какому принципу устроена армия, какие и с кем сейчас идут войны, обратил внимание и на медицину и на образование. Не забыл Петр и музыку послушать. Современная ему не понравилась, он послушал выборку из самых популярных композиций за последние 100 лет, и счел самыми лучшими, хиты 50-60х, джаз 20-30х еще ничего, а из новинок Петру не понравилось ничего, он сказал, что это просто шум, а не мелодия. А вот песни Виктора Цоя его зацепили, он даже велел мне записать их на плеер, чтобы вернувшись в свое время можно было повторить мелодии. Только далеко за полночь мы легли спать.
         Проснулись мы, по обыкновению Петра рано, он не любил долго спать, я всегда удивлялась его энергии, столько дел успевает переделать и не устает, а если устает, так поспит немного и уже опять полон сил. Когда мы были вместе, я подстраивалась под его темп. После завтрака, мы пошли прогуляться по бывшей Немецкой слободе, посмотрели на спокойно текущие воды Яузы и дошли до 2-ой Бауманской улицы, где Петр сразу же узнал Лефортовский дворец: «Ну наконец-то что-то знакомое, только и погрязнел же он за 320 лет! Стены похоже не перекрашивали.» И не успел Петр это сказать, как зазвонил мой телефон. Петр теперь тоже ходил с телефоном, я дала ему свой второй, теперь мы были с ним, если что на связи, естественно до тех пор, пока мы тут, в 21м веке. Звонила Люся, похоже она здорово вчера втюхалась в моего «кузена» из Питера, потому что подавив всю свою стеснительность она требовала дать ему трубку, говорила, что она должна сказать Денису нечто очень важное. Она вчера так выручила с деньгами, я решила удовлетворить ее просьбу, пусть хоть в трубку послушает голос Петра. Но оказалось, дело тут не только в Люсиной влюбленности. Она сообщила, что в музей приезжали телевизионщики, спрашивали  у нее телефон каларитного парня со вчерашней выставки, его интервью подняло рейтинг их программы, а на Ютубе его посмотрели уже под 2 млн человек. Канал «555» , как и многие телевизионные каналы, дублировал свои репортажи в интернете после телевизионных эфиров.
-Похоже это видео посмотрели вчера все, кроме нас –отвечал Петр –Репортеры еще у тебя? –спросил он Люсю.
-Нет, уехали, но оставили свой номер телефона и адрес куда приехать, если ты согласишься с ними встретиться.
-Говори адрес –Петр быстро заводил карандашом по клачку бумаги –Благодарствую. Если что-то еще интересное, звони, вот мой номер телефона (Петр по памяти продиктовал свой номер, как он запомнил его уже так быстро?) А деньги мне уже дошли из Петербурга, сегодня тебе долг верну.
-Слушай, Надя, а нельзя ли тут золотые деньги обменять на бумажные, это хоть и смешно, но раз уж тут такие правила... –обратился он уже ко мне
-Нет, у нас здесь вообще золотые деньги запрещены. Но думаю, можно их будет продать коллекционерам. А сегодня я просто верну ей из своих денег. А ты хочешь сняться в телепередаче?
- Я посмотрел каким сумасшедшим меня выставляют в ваших фильмах и намерен это исправить, здесь же никто не знает кто я, а твоя Люся уже считает, что я артист, да и все люди, посмотревшие вчерашнее интервью. Так что ничего странного в этом не будет.
Тогда же у меня возникла мысль сделать блог в интернете, где Петр мог бы общаться непосредственно с молодым поколением 2010-х годов, сделать ник «Царь Петр» и типо это сам царь и есть, все понятно дело, воспримут это за шутку, никто не догадается, что царь то настоящий, но это и не столь важно, зато Петр побольше сможет узнать о современном обществе и развенчать лживые мифы о государе. Я сразу же сказала об этом Петру, он счел, что это неплохая идея. Уже сегодня он встретился с телевизионщиками и поучаствовал в программе «Удивительные сходства» -такое ток шоу, куда приглашают людей, похожих на каких-либо знаменитостей. Мне разрешили посидеть в зале в качестве массовки, но ничего правда за это не заплатили. А Петр, как я позже узнала, еще и деньжат подзаработал, за участие в программе. Я поняла, что в современном мире он не пропадет. Перед камерами Петр вел себя аккуратно и осторожно, не особо высказывался, действительно как профессиональный артист , говорил немного, но веско и не отступал от сценария, режиссер остался доволен. Освободились мы после съемок поздно, Исторический музей был уже закрыт, он по пятницам рано закрывался. Поэтому зашли к Люсе домой, вернуть деньги, она жила не далеко от моего дома. Меня как-то напрягало, что Петр так торопиться отдать эти деньги, уж не приглянулась ли ему Люся? Уж не хочет ли он просто ее опять увидеть? Но я успокоила себя мыслью, что царь просто не любит быть в должниках, да и Люсе действительно может уже нужны эти деньги, а она из застенчивости не напоминает о долге. Когда мы подошли к ее дому, Петр позвонил Люсе в домофон( захотел опробовать и это небольшое чудо техники). Люся, заслышав его голос, взволновано попросила подождать немножко. «
- Я должна привести себя в порядок, причесаться и сделать макияж - пропищала она непривычным манерным голоском. Эх, Люся, Люся, кто ж так говорит, когда хочет понравиться? Сказала бы просто, что еще не одета, лучше бы звучало, ну или, что готовит угощение, а оно еще не готово. Когда мы обождали минут 10 и поднялись к ней на 7 этаж из приоткрытой двери раздался Люсин выкрик «Заходи!» И похоже, когда я зашла с Петром вместе, она была неприятно удивлена. Люся одела свое лучшее платье и даже губы накрасила ядовито алой помадой, явно не спроста, а тут я заявилась вместе с Петром и весь ее романтический настрой сломала. На мое дружеское приветствие, она раздраженно ответила: Не думала, что и ты сюда придешь! Что , Денис деньги без тебя донести не может?» Но тем не менее, Люся пригласила нас обоих остаться на чай. Петр похоже чувствовал мою ревность и это его забавляло. Он поблагодарил еще раз за деньги и согласился остаться.
- А может, ты больше любишь кофе? –услужливо поинтересовалась Люся
- Если это не затруднит добрую хозяйку, предпочитаю его больше –любезно отвечал ей царь
Люся отвела меня на кухню и зашептала нервно и раздраженно:
- Ну, Надя, зачем ты делаешь вид, что ничего не понимаешь? Зачем ты пришла? Уйди под каким-нибудь предлогом! Разве не видишь, что у нас взаимные чувства с твоим братом? Разве ты не желаешь мне и ему счастья?
- Ты липнешь к нему, как банный лист –злобно отвечала я
- Прекрати, ты просто мне завидуешь! А я считала тебя подругой.
-Дело в том, что у Дениса уже есть девушка.
-Тогда почему же он на чай-кофе остался? Ты врешь!
-Это он из вежливости, ты же ему денег одолжила, не хочет тебя обидеть. Но клянусь тебе, у него есть девушка.
- А я не верю тебе! Ты просто по каким-то причинам не хочешь, чтоб мы встречались. Считаешь, я недостаточно хороша для него?
-Ты же вроде любишь царя Петра – съехидничала я
- Так ведь это же какое чудо, Денис похож на него, как две капли воды и говорит он как-то на старинный манер! Мне иногда кажется, что он и есть сам царь Петр, попал сюда из другого времени.
- Да ты уже сходишь с ума! Что за чушь! Он попал сюда из Петербурга, а говорит так, потому что никак не выйдет из роли, которую раньше все время играл, заклинило его немножко, ты же знаешь, с актерами бывает. И если тебе так интересно, я и есть его девушка, с недавних пор.
-Так вы же родственники!
-Не очень близкие, вернее совсем вода на киселе,  можешь считать нас извращенцами, но твой любимый царь Петр счел бы это нормальным, знаешь раньше всегда кузены женились на своих кузинах.
Петр Петр вышел из ванной и зашел на кухню, Люсиной деликатности все-таки хватило, чтоб прервать беседу такого рода. У нее от волнения все валилось из рук, если бы не я, она бы разбила фамильную хрустальную вазочку, в которую собиралась положить сушки. Я хоть и злилась на Люсю, но вазочку поймала, все-таки Люся мне много добра делала. Я заметила, что на глазах у нее поблескивают слезы. Мне стало ее жалко. Зря я лишила ее последней надежды на счастье. Может мне правда уйти? Но, тогда боюсь, этого не поймет Петр. Интересно какие у него чувства по отношению к Люсе? Зная его, я не видела ничего кроме обычной светской любезности по отношению к девушке, оказавшей помощь в затруднительной ситуации. И еще мне казалось, Люся его забавляет, он не показывал конечно вида, но глаза были какие-то уж слишком веселые. В 17 веке девушки так себя не вели, крайне неприличным и вызывающим показалось бы такое «беганье за парнем», даже, если Люсино поведение было и не «беганьем», но в те времена  было принято, чтоб первый шаг всегда делал мужчина, даже, если женщина была не очень строгих нравов, она просто могла быстро ответить благосклонностью, но чтобы самой, так откровенно показывать первой свои чувства, было исключено. Думаю, вела бы я себя так, тем роковым сентябрьским вечером, когда я предложила показать свои изобретения, Петр бы просто выставил меня взашей под дождь, мое же любезное равнодушие вызвало в нем ко мне интерес , как к женщине. И тогда я была для него совершенно особенной женщиной, прибывшей из будущего. Хотя может конечно, все эти мои рассуждения дурацкие, я просто пытаюсь убедить себя, что Люся Петру понравится не может. А она уже наконец, набегавшись по кухне и плюхнувшись на стул, уставилась на моего «кузена» влюбленными щенячьими глазами и спрашивала дрожащим голосом, как прошли сегодняшние съемки. Петр рассказывал об этом чрезвычайно забавно и время от времени путал новые для него термины, связанные с телевидением. Другая бы, на Люсином месте насторожилась и удивилась бы, как профессиональный артист может не знать таких вещей, связанных с шоубизнессом и путаться в них, но Люся теперь уж точно уверилась в том, что у «Дениса» к ней ответные чувства. Я то понимала, что нет ничего подобного, уж слишком дурна собой Люся, но почему-то все равно ревновала. Я так Петра не ревновала, когда знала, что он помимо меня встречается с Анной Монс, но это было в другой эпохе, там он был царем и там так принято. А здесь так не принято! И вообще Люся моя подруга. Почему она пытается отбить моего мужчину? Я же сказала ей, что мы вместе. Чего это она ему весь вечер глазки строит, как-будто и не слышала? Когда, Люся пригласила Петра еще на одну выставку в свой злополучной музей, причем его одного, без меня, обосновав, что выставка старинного оружия мне будет неинтересна, я уже в конец на нее обиделась. Но как только мы вышли из Люсиного дома, Петр сказал мне ласково:
-Глупая! Ревнуешь меня даже к такой дурнушке. У меня нет желания спать с ней, но она очень полезный для нас человек, и для тебя, дорогая тоже, если ты хочешь вернуться со мной в мое царство. Ты хоть слышала, что она сказала за столом?
- В музее несколько раз пропадали самые ценные экспонаты, их начинали искать, бить тревогу, а они сами собой возвращались на место через пару минут ,и все это происходило без повреждения витрины из бронированного стекла. –только сейчас  меня осенило, что означали эти Люсины слова, за чаем я слушала ее манерную болтовню в пол уха. Эти вещи попадали в другое время! Вот только, что вызывает такое перемещение?
- Узнать бы еще от чего это происходит  -читая мои мысли, проговорил Петр –и сколько раз можно перемещаться туда-сюда.
- Только бы несколько, хотя бы больше двух раз – с надеждой сказала я –Дай Бог, чтоб и мне можно было опять попасть в 1700й год, Я не смогу без тебя, честно.
-Конечно, кого же ты будешь ревновать к своей подруге! –засмеялся Петр

8

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

До моего дома мы дошли в совершенно добродушном настроении, хоть и рассуждали о временном перемещении. Уже в тот же вечер Петру позвонили люди с телевидения и пригласили еще в одну передачу.
-Мне здесь похоже не дадут скучать – говорил царь – Но это и хорошо, не люблю без дела сидеть. Съемки были назначены через 2 дня, а на следующее же утро, Петр выразил желание лететь на самолете в Петербург. Я ни разу еще в этом городе не была и вот уж не думала, что впервые побываю в нем с самим его основателем, Петром Великим! Мне правда надо было завтра идти в мою поликлинику на работу, но я решила, что мой дом и мое место уже не здесь, а в 1700м году, я не намеривалась в этом веке оставаться, поэтому наплевала на работу и конечно полетела с Петром. Во время полета Петр прибывал в радостном волнении, глядел в окошко на облака и говорил, что воочию убеждается в том, что каких только чудес не бывает. Я думала, его по первому разу начнет тошнить, но видимо сказывалась привычка к долгому пребыванию в море, на корабле, у Петр уже давно перестал страдать морской болезнью, и сейчас в самолете чувствовал себя нормально. Мы долетели благополучно. Вещей с собой взяли совсем немного, на 2 дня. Прилетели мы утром, улететь должны были вечером на следующий день, и  переночевать одну ночь в гостинице. Из аэропорта сразу поехали в центр города на автобусе. Петр чуть было не закурил в автобусе, я вовремя его остановила, объяснила, что автобус может взорваться и, что с нас сейчас потребуют штраф. Вообще он со своей дурной привычкой намучался, во всех общественных местах курить было запрещено, а мы только и проводили время в этих общественных местах. Как-то, наткнувшись нечаянно на видео в интернете, где показывали черные легкие и трубки в горле у заядлых курильщиков, Петр кажется призадумался а хорошая ли это вообще привычка, он как-будто научного обоснования почему плохо курить раньше и не знал, а на занудных приверженцев старины с их нравоучениями ему с юности было плевать, а теперь он вроде начал менять свое мнение в этом вопросе, хоть и курить бросать пока не собирался. Перед отъездом, я созванивалась с родителями по телефону, уже подготавливала к тому, что возможно мне придется надолго уехать, сказала им., что меня сократили с работы и я срочно ищу новую. Логично потом будет сказать, что я нашла ее в другом городе, допустим в каком-нибудь дальнем северном, где мало желающих работать, но зато платят в 2 раза больше и жилье дают. Не знаю правда так ли это на самом деле, но должна же я что-то им буду сказать, перед тем как исчезнуть., они поскучают, поскучают, да и привыкнут. Я конечно соскучилась по родителям, хотела бы с ними повидаться, но до нашей дачи далеко, а я не могла терять ни минуты, когда опять откроется временной портал, никто не знал, а Петр хотел успеть осмотреть Петербург и я ехала с ним. Нас ждало прекрасное романтическое путешествие. Когда мы жили в 17м веке, Петр в свои поездки брал меня редко из-за тяжелых условий, я только пару раз вместе с ним была на постройке каких-то заводов, сталелитейных кажется. Но там было грязно, пыльно, тощие рабочие кувалдами вбивали какие-то сваи, не очень интересно. Но побывав там, я очень зауважала Петра, он не чурался проводить время в некомфортных условиях, за всеми работами ездил наблюдать сам, всем и всеми успевал руководить, без конца рисовал чертежи, заставлял переделывать ошибки, добиваясь совершенства и еще паралелльно успевал проводить военные учения, вел подготовку к войне. Только у него могло хватать на все это сил и энергии. Со мною он встречался только в редкие часы отдыха, на балах, на вечеринках, иногда просто заезжал к Наташе. И где-то сейчас милая Наташа? Впрочем, если все будет как в прошлый раз, мы должны попасть в тоже время и в тоже место, откуда нас сюда и забросило. Главное, чтоб нас сейчас из Питера не вернуло в 1700й год, совсем не хочется оказаться зимой на болоте, да еще и в летней одежде. Но пока ничего такого не наблюдалось. Мы спокойно вышли из автобуса и сразу отправились в гостиницу, я забронировала для нас номер. Погода стояла отличная, в Питере было не так жарко, как в Москве, для прогулки лучшего и желать нельзя. Мы с Петром пешком обошли весь центр города. Благо, я еще не потеряла сноровку быстро ходить, хотя спортом занималась последний раз еще до первой нашей встречи с Петром, еще в этом же 21 веке, три с половиной месяца назад. Мы часов 6 ходили по городу. Я взяла с собой фотоаппарат и делала уникальные снимки. «Живой основатель города Санкт-Петербурга рядом с медным» -так можно было назвать фотографию Петра напротив знаменитого  «медного всадника». Вообще по Петербургу много памятников Петра было расставлено. Петр в основном находил их неплохими, вот только страшная персона с пальцами-щупальцами привела его сначала в недоумение, Петр решил, что это изображен не человек, а какой-то мифический морской персонаж, когда, понял, что это человек, смеялся, а когда прочел табличку, что этоизображен не просто какой-то человек, а он сам, то разозлился не на шутку. Я, чтоб доставить царю удовольствие, быстро сбегала купила неподалеку в магазине художественных товаров баллончик с белой краской и пока никто не видел закрасила табличку, А Петр написал на ней черным маркером «Сим памятником скульптор сам себя увековечил» Наведя хоть какую-то справедливость, мы смогли спокойно идти дальше. Пообедали в небольшом уютном ресторанчике, где к Петру подошли люди с просьбой с ним сфотографировать, его узнали по вчерашней передаче, которая как раз сегодня утром вышла в эфир. Петр решил ,что проще с ними будет сфоткаться, чем выслушивать их болтовню о том, что он и впрямь невероятно похож на царя Петра I.Вообще, когда мы гуляли к Петру успели не один раз подойти уже откуда не возьмись взявшиеся поклонники. Интернет и телевидение –страшные вещи! Еще вчера тебя не знали, сегодня ты же известен. Как только нас за нашим вандализмом у того уродливого памятника не застукали, хорошо там пустынно было, хотя по мне , так вандализм лепить таких уродцев и писать рядом, что это Петр. Нам приходилось теперь останавливаться, пока  Петр общался и фоткался с поклонниками. «Теперь же я справжний артист,не могу вести себя , как царь» - пояснял он мне. Я удивлялась его терпению, но надо сказать люди вели с ним уважительно и вежливо, видимо их впечатляла его высоченная фигура. Если Петра и не узнавали по передаче, на него все равно обращали внимание незнакомые люди. Но он был увлечен осмотром достопримечательностей, не замечал этого. Кстати говоря, в его время, на него тоже все смотрели, где бы он не появлялся, только еще и кланялись, царь же. Поэтому у Петра уже сложилась привычка к повышенному вниманию, если на него просто смотрели, не по себе не становилось. После обеда, мы поехали в Петергоф на речном трамвайчике. Петр поражался быстроходности этого небольшого судна и говорил, что прибыв в 1700й год, велит соорудить железный корабль, теперь он воочию убеждался в том, что он не смотря на свою тяжесть, не тонет в воде. В Петергофе была просто волшебная красота! Причудливые фонтаны, дворец, как-будто сотканный из тончайших кружев, позолоченные скульптурки, аккуратно подстриженные деревца в парке, роскошные клумбы с цветами! Петр находил все это истинным парадизом. Мы гуляли с ним под руку по парку, восхищались всем и в своей простой, но элегантной одежде, наверно казались похожими на каких-то иностранных аристократов. Петр уже успел приобрести себе красивый светлый летний костюм, в нем и отправился в Петербург. За три дня он научился одеваться со вкусом, согласно современным канонам одежды. Я старалась от него ни в чем не отставать. Петр, увидев меня дома в джинсах и футболке, заявил, что так я похожа на парня, и я полностью исключила из своего гардероба вещи в стиле «кежал». Я теперь одевалась только в юбки, платья, блузки с рюшами и вязанные изящные кофточки, некоторыегрешным делом, взяла из маминого шкафа. Элегантные туфли на умеренном каблуке тоже взяла мамины, у меня были только балетки, лабутены и кеды, ничего женственного и пригодного для длительной ходьбы не было. Мед. сестрам платят немного. Гуляя по Петергофу, Петр увидел садовника, ловко подкашивавшего газонокосилкой одну из художественных лужаек, и не мало удивил его попросив разъяснить ему, как работает эта затейливая  жужжащая машинка. Однако, садовник оценив наш респектабельный вид, рассказал во всех подробностях все, что знал о данном механизированном орудии труда. Вообще Петра интересовала во всем не только эстетическая, но и техническая сторона вопроса. Поэтому его ненавидели многие экскурсоводы, своими расспросами он бывало просто загонял их в тупик. Но экскурсоводы, хорошо знавшие свое дело,, были рады ответить поподробней о том или ином предмете или явлении. Не везде экскурсоводы были вообще людьми, в части мест это были роботы, которые в наушник говорили скороговоркой информацию, бесстрастно и противным электронным голосом. Такие экскурсии через наушник Петру не нравились,  и мне тоже. Как-то только внимание рассеивается. Дойдя до Нижнего сада, в глубине парка, мы неожиданно наткнулись на замечательный памятник Петру, он был изображен в полный рост с ребенком на руках. Петр еще не бывал во Франции, так что встреча с этим веселым монаршествующим карапузом была у него еще впереди, или позади, короче я уже запуталась, по любому, когда мы вернемся в 18 век. Петр, увидев это произведение искусства, ласково обнял меня за плечи и произнес» Наверно эту деточку в будущем родишь мне ты»
-Или наоборот в прошлом –отвечала я с улыбкой - когда мы в него вернемся, в любом случаеэто будет такое счастье!
Потом мы прочитали, что Петр здесь изображен с маленьким французским королем. И засмеялись.Петр еще не бывал во Франции, так что встреча с этим веселым монаршествующим карапузом была у него еще впереди, или позади, сейчас то мы в 21 веке, короче я уже запуталась, по любому это, когда мы вернемся в 18 век. Когда возвращались назад в город, не сразу поехали в гостиницу, решили искупаться в прохладном Финском заливе, отправились на пляж. На берегу стоял кафешка и мы купили себе бутерброды и мороженное. Сидели перекусывали, смотрели на воду, на отдыхающих, на красные лучи садящегося солнца.
-Подумать только, какой красивый город получится на месте болота –мечтательно сказал Петр
- Еслиб не твои старания, его бы сейчас не было.
-Теперь уж я точно не отступлюсь от идеи строить здесь город –уверено сказал Петр
Я решила, что упоминать сейчас о больших людских потерях при строительстве сейчас неуместно и просто взяла его большую руку в свою.
-Почему у вас мужики и бабы купаются вместе раздетыми? –с удивлением поинтересовался Петр, когда мы подошли поближе к воде
-Вот такие у нас нравы, но я могу купаться в одежде, если ты пожелаешь.
-Да, ну, оставь! Раз принято тут так, значит принято. А мне на тебя без одежды всегда смотреть приятно.-улыбнулся царь
Я предусмотрительно захватила купальник для себя и для Петра плавки. Полотенец правда не было, но мы переоделись в переодевалке неподалеку. Какой же Петр был красивый в лучах садящегося солнца, на против мягко плещущихся волн. Я не удержалась и сфотографировала его, а потом нашу вещи и сумочку отнесла в камеру хранения. Это был очень хорошо оборудованный пляж, все предусмотренно. У Петра была прекрасная фигура и я им невольно залюбовалась. А вот он старался не смотреть ни на меня , ни на других женщин, наверно с непривычки стеснялся всех этих ,по сути обнаженных женских тел, прикрытых лишь какими-то тоненькими маленькими тряпочками – купальниками. Вода на удивление оказалась совсем и не холодной, хотя все говорят, что в Финском заливе купаться как в проруби. Мы хорошо освежились после жаркого дня. Доплыли с Петром достаточно далеко. Он плавал очень быстро, хотя как бы сейчас сказали «не технично». Отплыв подальше от народа мы остановились перевести дух и вдруг Петр поцеловал меня прям в воде.
-Ты там быстро плаваешь, прям русалка!-поразился Петр, когда мы доплыли до берега почти одновременно. Я то понимала, что причина в том, что не курю, а он курит, поэтому дыхалка у меня крепче, мои легкие по долгу позволяют не сбавлять скорости, вот я его и догнала. Но вслух я конечно этого не сказала, не гоже ведь царя воспитывать! У Петра от воды распрямились кудряшки и стали еще длиннее. Он за сегодняшний день успел загореть и выглядел теперь заправским отдыхающим. Да и я наверно тоже. По пути от пляжа к гостинице мы успели увидеть, как разводят мосты. Это по истине завораживающее зрелище! Мы шли с Петром по отделанной гранитом набережной Невы, той самой Невы, которая в 1700м году была такой бурной и дикой, а сейчас ее темные небольшие волны спокойно катились одна за другой и в них отражались, уже загоревшиеся огни города. Вместо топких берегов, поросших камышами, возвышались черные оградки причудливой формы, поставленные для безопасности, чтоб никто из любопытных гуляющих не соскользнул нечаянно в реку. Мимо нас проплывали баржи, большие, быстрые, мощные. Петр заглядывался на них и строил планы на будущее, на свое будущее, от которого зависело будут ли ходить в 2016м году баржи по Неве и будет ли построен Петербург и будет ли этот город Российским. Планы Петра были грандиозными, и я верила в то, что вернувшись в свое царствование, он осуществит все задуманное. Он совершенно не унывал из-за того, что попал на 300 лет вперед, верил в то, что он здесь временно и видел чуть ли не руку Господа в том, что ему суждено увидеть это все своими глазами. Веселые, счастливые и свежие от купания, добрались мы до гостиницы. Заказали себе ужин в номер: салат «Цезарь» и ветчину. За столом обсуждали увиденное за день. Я должна была признаться, что впечатлений у меня было не меньше, чем у Петра. Видимо больше, чем за три месяца, проведенных в другой эпохе, я отвыкла от современного ритма, да и вдобавок в этом красивом удивительном городе я была впервые.
Кровать в нашем номере была достаточно широкая и мягкая, но только просто до безобразия короткая! У меня дома были кровати длинною 216см, которые смастерил мой отец, он еще расстраивался, что ошибся и они получились такими длинными. Наверно, если б он знал, кто будет потом на этих кроватях спать, не жалел бы!
- Это все наши дурацкие стандарты – извинилась я перед Петром за неудобство мебели, в выбранной мною гостинице.
-Да мне не привыкать, я даже в шкафу как-то одну ночь спал, когда в Голландии на верфь устроился работать. – смеясь отвечал Петр. Я тоже засмеялась, представила, как он забирается в шкаф.
- Что, серьезно? Я думала это легенды.
- Да, я не шучу. У хозяина постоялого двора не было свободных мест, все кровати в доме были уже заняты, а так как я был инкогнито, не гоже было сгонять кого-то из постояльцев. Мне предложили переночевать в шкафу, я и согласился, в чем очень потом раскаялся. Зело неудобно. А цену с меня взяли за это место, как за особенное, сказали, что все доктора так спать рекомендуют, так якобы полезней.
- Может они наврали?
- Да уж конечно. Особенно плохо, если устанешь и уснешь крепко, тело потом сильно затекает, пробуждаешься и ничего не чувствуешь.
-Спасибо за науку, тогда я туда не полезу –указала я на тумбочку, возле кровати .
- Кстати, этот ящик вполне можно поставить под ноги.
Петр так и сделал. Перед тем, как лечь спать, мы еще просмотрели все  фотографии с моего фотоаппарата, Петр пометил какие мне распечатать. Удивительно, как совпадали наши вкусы, я выбрала бы все те же фотки, не сговариваясь. На большинстве фоток был запечатлен Петр на фоне красот Петербурга, но было и несколько фото со мной, их сделал сам царь. Не было у нас только фотографии вместе. Я решила это исправить и сделала селфи, прям в гостинице, прям в кровати. Палку для селфи я правда взять из Москвы забыла. Но у Петра руки такие длинные, ему и палка не нужна, он взял у меня фотоаппарат и сделал несколько селфи сам.

9

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

На следующее утро вдруг пошел дождь, погода резко поменялась. Я уж чуть было не подумала, что мы уже попали назад в январь 1700го года, но выглянув в окошко я поняла, что временной портал пока не заработал, просто в гостинице за ночь стало проморзгло. От дождя мы решили скрыться в Эрмитаже. Петр как чувствовал вчера, что лучше в первый день ехать смотреть фонтаны в Петергоф, пока погода хорошая, хотя в Яндекс-прогнозе обещали солнце на все последующие дней пять, а тем не менее погода резко испортилась. В Эрмитаже было шикарно! Такой роскоши я еще не видела! И даже Петр сказал, что ни при одном  королевском дворе, где ему приходилось бывать в Европе, не было таких излишеств. По его мнению его потомки вели себя неподобающим образом, растрачивали казну на такой интерьер. Действительно, тут было не просто красиво, но еще и очень дорого, наверно такое убранство стоило немалых денег. Никогда об этом не задумывалась. Но, кстати говоря, ни у Наташи, ни даже у пижона Меншикова такой роскоши я не видела. Хотя безусловно все эти величественные огромные комнаты, отделанные золотом и лепниной смотрелись очень красиво и изысканно. Мы внимательно разглядывали зал за залом и казалось им не будет конца, мы все шли и шли. Огромный был дворец! В большой восторг привели моего монаршего спутника Часы-павлин, не знаю по какому случаю, но именно сегодня их запустили, механизм работал и павлин танцевал, переливаясь всеми своими бриллиантовыми перышками и кланялся царю! А вот восковая персона с тонкими ножками и приплюснутым лицом, понятно какие эмоции вызвала у государя и большое сомнение вызвало то, что волосы на этой фигуре якобы его подлинные. На парике они были абсолютно прямыми, а у Петра вьющиеся, хотя цвет похож. По Эрмитажу мы ходили-бродили часов до трех. Потом прошел дождь и мы отправились обедать в ближайший ресторан, в котором нас, как и вчера ободрали, как липку. Но о деньгах я не беспокоилась, не каждый день с царем по Петербургу гуляешь, как можно экономить на еде в такие моменты. Петр, хоть и возмущался взвинченными ценами, решил не скупиться и не качать права с хозяином, ему не нужны были здесь лишние конфликты. Только, когда сели за стол, он сказал мне негромко:
- Знаешь, как-то непривычно чувствовать мне себя обычным человеком.
- А как же твое путешествие в Европу?
-О, это было другое, я хоть и ездил инкогнито, для своего то посольства все равно оставался царем. Это было похоже на игру в какой-то пьесе, хотя главным был официально назначен Лефорт, все равно руководил всем я. Но корабельное дело я там действительно изучил, не зря на верфи поработал, одно дело - теория, другое дело – практика. И абсолютно везде почему-то мое инкогнито в конце концов раскрывали, куда бы мы не приезжали.
-Может кто-то стучал?
- Может быть. Кто-то из местных же, я встречал и в Голландии и в Англии людей, бывавших в России. Было бы интересно и сейчас заграницей побывать, посмотреть, что изменилось. В Новостях по телевизору, в Интернете конечно много всего болтают, но не уверен, что достоверно, так как они сами себе бывает противоречат.
-Махнуть бы за границу, –согласилась я - никогда там не бывала, да только обстановка какая-то сейчас нестабильная, санкции эти, да и игиловцы не дремлят.
- Но я не вижу проблемы, чтобы слетать на пару дней в Европу и может в Америку. А еще хотелось бы попасть в Японию, там такие технологии удивительные!
-Это точно, кажется как-будто Япония живет еще в более далеком будущем чем то, в котором мы сейчас находимся. – говорила я, дожевывая креветку.
Когда пообедали, до самолета оставалось еще 5 часов. Мы решили съездить в Кунцкамеру. Я много об этом музее слышала, что он самый первый и самый мрачный, что Петр I приказал консервировать уродов и пугать ими честных людей. Однако на вид это оказался вполне симпатичный зеленый трехэтажный домик, напоминающий Эрмитаж, только уменьшенный.
-Кто-то из моих потомков очень любил зеленый цвет. –заметил Петр – Посмотрим, каким стало мое монстрохранилище.
-Так ты уже начал изучать монстров? –удивилась я
-Да, буквально перед Новым годом. Мне подарили парочку, хотел 1 января всех ими удивить. А теперь… узнаю уже наперед насколько великой будет моя коллекция.
Мне, как медичке, всегда было любопытно посмотреть, как выглядят зародыши сиамских близнецов. Но им был посвящен всего лишь один зал в музее. В остальных же залах чего только не было, даже восковые фигуры, в том числе и фигура Петра. Забавно было наблюдать настоящего Петра рядом с этим жалким подобием, кстати менее уродливым, чем «персона на троне» в Эрмитаже, мы даже заплатили смотрительнице, чтоб сделать такое смешное фото рядом.
- Вы, молодой человек, гораздо больше похожи на царя Петра I, чем эта фигура –непрофессионально заметила она. И как-то после этих ее слов, на Петра все, кто были в музее сразу же обратили внимание и началось опять это, уже надоевшее: «Похож, похож, какое сходство!» , но мы от них, под благовидным предлогом, отделались. После Кунцкамеры оставалось еще время, решили еще прогуляться. Посмотрели дорогу по навигатору и увидели, что Мичуринская улица, по которой мы идем, ведет к Домику Петра I.
-Ну раз, уж тут по пути мой домик, грех в него не зайти, хоть кофею попьем.- пошутил Петр
Мы прошли метров 200 и увидели милый красненький одноэтажный домик, с пребитым на дощечке номеров, представьте себе, 6/6 !. Хорошо, что не я, не мой царственный друг, не верим в магию чисел. Этот домик мне напомнил дачу моих родителей, даже тоже красный и внутри стол прям такой же и окошки маленькие. Уютный очень домик.
- А вот и моя трубка! –воскликнул Петр, увидя на столе действительно свою трубку, красивую, с инкрустацией, подарок Меншикова на 27милетие – Она почти и не изменилась, может я могу ее забрать? –в шутливой манере, обратился Петр к смотрителю.
-Это с какой такой радости? –не понял тот – Учтите, здесь везде видеокамеры и датчики на всех экспонатах.
- Так я же и есть Петр I, не узнаете разве? –и Петр подошел к своему, кстати сказать не очень похожему портрету –Смотрите, и роста я царского –не унимался Петр, подходя к исторической зарубке на стене с надписью «Рост Петра Первого, 2м4см» .Угрюмый смотритель наконец понял шутку и расхохотался.
-А вы и впрямь похожи –наконец сказал он – Но трубку, забирать вам не следует. Да и не царь вы, в кафтанчик бы его не влезли. Мы прошли в комнатку с умывальником, там висел рядом красный Петровский костюм: штаны и кафтан с позолоченными пуговками.
-Конечно не влез бы, а что вы думаете за 300 лет вещи не должны были сесть? Это же хлопок.
- Ну и что? –не понял смотритель
-Ну не глупите! Еще через 300 лет, когда вещи уменьшатся еще вдвое, экскурсоводы наверно начнут говорить, что царь Петр был карликом. Смешные вы люди, вещи садятся от времени, так же как и кожаная обувь усыхает.
- Ладно, пойдем, Надюша, опоздаем на самолет. –Петр взял меня за руку – А ты знай, мужичок, сам царь с тобой сегодня разговаривал, за своей трубкой приходил, а ты ему не отдал, пожадничал. - И мы смеясь, вышли на улицу. -Да, странно, когда не хочешь, чтоб приставали , пристают и орут, как я похож на Петра I, а когда сам приходишь и называешься своим честным именем, верить не хотят и похожим на царя не признают.
Времени оставалось уже мало, мы поймали первое попавшееся такси и доехали до аэропорта. Через пол часа вылетели. Добрались до дома, без приключений. Я сразу же, после ужина, села за компьютер и создала блог Петра Первого, наладила веб камеру и Петр записал свое первое видеообщение. Оно было посвещано нашей поездке в Петербург, царь просто рассказывал о том, что с нами в поездке произошло, делился впечатлениями. В блоге он так и называл себя настоящим царем Петром, тут это было уместно. Каких имен и имиджей у блогеров только не бывает, так что Петр вписался. Сразу же под его видео появилось много комментов от совершенно разных людей, в том числе и от большого числа подростков, особенно почему-то девчонок, они все восхищались талантом неизвестного артиста, просили его назвать свое настоящее имя, и даже уже хотели встретиться с ним в живую.
- Моя популярность начала расти, – с удовлетворением заметил Петр –буду использовать на дело свою узнаваемость. Ведь не один политик в ваш век попал в политику через телевидение, можно сначала начать с развлекательных шоу. И это даже будет неплохо, что меня не будут воспринимать всерьез, но люди привыкнут ко мне, надеюсь мне удастся их заинтересовать, я начну оказывать на них влияние, а дальше не так уж сложно будет стать политиком –рассуждал в слух государь.
В этот раз Петр поехал на съемки без меня, а я отправилась на работу. Казалось, что тысячу лет тут не была. Я никогда особо от своей работы не балдела, но после красивой жизни, где не то, что работать, даже одевать самой себя было не нужно, возвращаться к моей сварливой врачихе-начальнице и ноющим сопливым пациентам совсем не хотелось. Все равно я не могла им ничем помочь, их всех больными выписывали на работу, прописывали горы антибиотиков и говорили им, что они совершенно здоровы.
- Почему тебя не было в пятницу? –проскрипела Галина Михайловна, как только зашла в кабинет и увидела меня
- Я же звонила, предупредила, что заболела
-Ага, а я тебе поверила, в 35тиградуссную то жару!
- Я переела мороженного.
-Значит ты дебилка, я давно это замечала, ничего по-нормальному сделать не можешь! Чему ты только в своем училище училась, бестолочь! Даже карты не путать не можешь!  Дебилам не место в моем кабинете.(Их вообще-то путала не я , а Нинка из регистратуры, она меня подсиживала)
- А я бы с превеликим удовольствием покинула бы ваш кабинет! –не выдержала я
-Чего? Ты совсем сдурела?
- Нет. Я увольняюсь, потому что выхожу замуж и мой будущий муж так богат, что работать мне больше не придется!
- Вот идиотка точно, наверно нашла богатого папика, думает он женится на ней! Прибежишь сюда назад, как миленькая, да вот только назад тебя никто ждать не будет.
Что это? Ей жалко, что я ухожу? Не такая она и плохая. Но я не намереваюсь прозябать здесь, раз меня любит сам Петр Первый! Пусть даже он тут и не царь. Я пошла и решительно написала заявление об увольнении. Отработаю две недели и все больше это гиблое место не увижу! А может и отрабатывать не буду, судитесь со мной, если хотите! Я счастливая и свободная, вышла на улицу. Первым делом, отправилась на рынок, накупила еды, наготовила вкусных блюд. А потом, наскоро перекусив, поехала в Останкино, Петр должен был уже скоро освободиться. Он вроде уже хорошо освоился в современном мегаполисе, но все-таки я за него волновалась, я сама отвыкла от быстрых автомобилей, ездящих по городу во всех направлениях в бесчетном количестве, то и дело, создавая пробки. Я приехала, как раз во время, Петр позвонил мне, сказал, что освободился и новые знакомые приглашают его на вечеринку, а он в свою очередь приглашал меня. Я устремила взгляд на двери Останкинской башни и вскоре увидела знакомую высокую фигуру моего Петра, в сопровождении трех достаточно известных на телевидении людей и двух неизвестных, как выяснилось это были сами владельцы канала «ДДД» -одного из самых крутых каналов. Петр познакомил меня со всеми, представил как свою девушку. Трех ведущих я знала и так, они часто мелькали по телевизору.
- А вы тоже актриса? –поинтересовался один из боссов (соучередителей «ДДД» канала)
-Да, она тоже,  и скажу вам не дурная, Надя играла со мной в Петербургском театре –неожиданно ответил за меня Петр
Я уже успела по телефону уведомить его о своем уходе с работы. И теперь, я просто поражалась его находчивости и разумеется, была очень благодарна ему, всегда мечтала быть актрисой! А тут, вдруг подвернется шанс.
- Вы очень красивая пара –заметил второй босс
Мы все сели в дорогой лимузин вишневого цвета, в котором уже сидели три сериальные актрисы с силиконовыми губами и натянутыми лицами и два известных комика, выступающих в жанре «стнед ап». Машина бесшумно тронулась и мы покатились в неизвестном для меня направлении. Но пока Петр рядом, я спокойна. Нас познакомили с актерами, которые сразу же начали перед нами  лебезить, наверно видели, как Петр вышел из башни вместе с «главными шишками» телевидения, как мы стояли на улице разговаривали, наверно решили, что мы тут не последние люди, раз боссы  с нами такие любезные.
-Я видела ваш блог –пропела самая губастая и грудастая артистка, мне казалось она сейчас лопнет и силикон из нее прям наружу польется , а в сериалах она ничего такою смотрелась, видимо там грим был хороший. –Вы такой интересный. А как ваше настоящее имя?
- А как к вам пришла мысль начать изображать царя Петра? –спрашивала другая артистка, чуть менее силиконовая, но с носом, напоминавшем обрубок( похоже тоже последствия неудачных оперичек).
- Вы делали пластику лица? А волосы это у вас настоящие? Очень красивые! –вступила в разговор третья силикоша
-Господи! Нет! Пластику не делал и волосы мои. –достаточно резко ответил им Петр – А вы девицы зачем одели карнавальные маски? Мы что едем на карнавал?
- Какие маски? Ах, вы шутник!
- А почему тогда у вас такие лица? –и он бесцеремонно потрогал эти надутые губы блондинки. А она, представляете, даже не отдернулась, даже ничего не сказала, а наоборот умильно захлопала своими приклеенными ресницами.
-Осторожно! У нее силикон вытечет – вставил свою дежурную шуточку комик-стендапщик
Боссы сидели посмеивались, наблюдая за происходящим. А мне как-то не очень эти силиконовые барышни нравились. Хорошо боссы вскоре заговорили с Петром о деле, а ведущие принялись занимать разговором этих трех дурынд. Хозяева канала обсуждали с Петром контракт на регулярное участие в одном из популярных телешоу и еще говорили о намерении снять совместно с каналом «Культурный культ» исторический сериал и видели в нем претендента на одну из главных ролей.
- Спасибо за предложение, но я все-таки хочу поподробней узнать о проекте и переговорить лично с директором канала «Культурный культ» Названия каналов у вас просто одно лучше другого. –усмехнулся Петр
- Интересно, а куда мы едем? –поинтересовалась я у одного из ведущих
-Это зависит от желания Сергея Анатольевича (босса) А его желание в таких случаях всегда одно, мы едем в «Ванилодондролом»
-В ночной клуб? –уточнила я
-Да, тебе там понравится- хитро улыбнулся ведущий

10

Re: Вот так история или любовь, изменившая жизнь.

Наконец приехали. Когда мы зашли в клуб, я поняла, что такое название, похожее на какое-то химическое вещество, он  носит неспроста. Было душно, как в закрытой стеклянной банке, музыка грохотала так, что начинала дрожать грудная клетка и яркие вспышки белого и красного света ежесекундно чередовались с кромешной темнотой. Было ощущение, что нас уменьшили и поместили на крышу машины Скорой помощи, засунули прям в проблесковые моячки, сирена и вспышки света ничем не отличались. Помещение было наполненно какими-то толи зомби, толи людьми, ритмично прыгающими и трясущими головами. Им вот явно уже и«Скорая помощь» не поможет.К нам сразу же подошел бармен и предложил бесплатно выпить.
-Ты что! Они со мной! –рявкнул на него Сергей Анатольевич, бармен извинившись, юркнул в незаметную боковую дверь.
- Ты конечно извини, но мне здесь совершенно не по вкусу, празднуй без меня –уже через пару минут сказал Петр. Он отыскал мою руку и мы стали искать выход из этого, что ни на есть «Ванилодондролома» В итоге мы ушли, контракт Петр заключать не стал. Когда ехали домой, он сказал: « Наверно в его клубе прыгают те, кто уже подписали контракты. Он весьма опасный человек. А его канал еще лет через 5 канет в небытие, да как и все телевидение, будущее за интернетом» Однако с агентами от «Культурного культа» Петр все же решил связаться, там люди поприличней оказались, но тоже жаловались на плохие рейтинги. Блог Петра очень быстро набирал популярность и теперь его звали для того, чтоб повысить рейтинг канала. Так ему прямо об этом сказали. Петр решил поддержать этот единственный недурной канал и снялся у них в одной небольшой передаче, где прям в прямом эфире обсуждали идею снять исторический сериал.
- «ДДД» передумали с нами сотрудничать, а задумка была такая хорошая –сетовал ведущий –и актер на главную роль уже есть, вы идеально подходите!
-И что вам мешает снять сериал самим, без этого «ДДД», неужели их партнерство для вас так важно? Мне кажется, они не особенно то хорошо разбираются в истории.-сделал непонимающий вид, Петр
- Так ведь на костюмы, декорации нужен большой бюджет . Зрители, если вы хотите поддержать…(уже хотел было начать свое привычное клянченье ведущий. Немудрено, что при таком поведении они имеют низенький рейтинг, попрошаек никто не любит)
-Бюджет у нас есть! –уверенно прервал его Петр
И бюджет действительно был. Петр уже сбыл с рук несколько своих золотых монет коллекционерам-нумизматам, явно не по себестоимости, и денег у нас теперь было навалом. Он начал спонсировать проект. И понятно дело, так как продюсером стал сам Петр, он теперь и решал как  будут снимать, переписал пол сценария, многое изменил, добавил. Этот сериал должен был стать наверно самым исторически достоверным за всю историю кинематографа, учитывая, что в нем снимался сам царь и он же редактировал сценарий. Не так уж дорого было обеспечить достоверность, просто обычно не было правдивых источников, спустя века информация все больше и больше искажалась Владелец «Культурного культа» был очень благодарен Петру за такой денежный вклад и , даже позволил ему самому провести кастинг и выбрать актеров на роли Меншикова, Лефорта, царицы Натальи Кирилловны и на все другие значимые роли. На роль Анны Монс правда пытались подсунуть блатную страшненькую артистку, но Петр настоял, чтоб утвердили меня. Сначала, этот многосерийный фильм планировали делать чисто познавательным и можно сказать, скорее научным, а не художественным, хотели делать вставки с текстом, типо презентации. Показывать только реформы и очень мало рассказывать о Петре, как о человеке. Но Петр заявил, что такой сериал стали бы смотреть только в 17 веке, и то боясь наказания, а не по доброй воли.
- Очень скучно вы хотите сделать, господа – говорил он –Множество людей пишет мне в блог о своих интересах, вкусах, предпочтениях. Искусство должно в первую очередь воздействовать на чувства людей. А в этот развращенный и избалованный развлечениями век нудный, поучающий фильм, пересыпанный вдоль и поперек наставлениями и нравоучениями не пойдет. Ваши рейтинги станут еще ниже прежнего. Я хочу сделать хороший фильм для широкой аудитории. Я хочу, чтоб зрители поняли, что в прошлые века тоже жили люди, а не какие-то бездушные каноны. Никто не любит персонажей, полностью лишенных недостатков, никому не нравится чувствовать себя ущербными в сравнении с ними.
Петр без прикрас со всеми подробностями написал свою автобиографию, на ее основе и стали снимать фильм. А я подала идею снять фильм о нас с ним, под видом фантастического, с перемещениями во времени. Петру идея понравилась, но он счел ее небезопасной, как бы не прознали кто он и откуда и не помешали бы ему вернуться назад.
У моих родителей скоро заканчивался отпуск и они обещали приехать в Москву с минуты на минуту. Мы с Петром еще недели за две до их приезда, сняли себе квартиру неподалеку от места наших съемок. Начали снимать в павильоне, а потом уже после строительства декораций стали снимать на улице. Массовые сцены, понятно дело, делались на компьютере, в них участвовало человек 15-20, а потом  их размножали хоть до миллиона. Петр был в восторге от этой технологии, благодаря которой экономился бюджет, который у нас конечно тоже был не резиновый. Сниматься в кино мне очень нравилось. Это было интересно, хоть и немножко грустно, я уже скучала по 17му веку, по всем этим живым людям, которых здесь изображали артисты. Кстати надо признать, актеры играли замечательно, почти все они были неизвестные, некоторые были даже и вовсе не актеры, не имели актерского образования, но имели большие способности к лицедейству от природы. Мы с Петром нашли всех их через интернет, просматривали разные видео, выбирая самых талантливых, в этом плане, людей. Роль Анны Монс сначала меня смущала, хотя мне легко было играть любовницу Петра, оператор говорил, что у меня как раз нужный взгляд, только вот я  знала Анну , как свою соперницу за сердце Петра, и она проиграла, а я победила, а теперь вот фильме он опять ее любил. Но на наших реальных отношениях это нисколько не отразилось. И нельзя было поспорить с тем, что отношения Петра с женщиной должны растрогать зрителей, расположить их к нему.
- Я хочу, чтоб сериал смотрели люди обоих полов, по статистике большинство избирателей на выборах женщины, надо учитывать и их вкусы - объяснял  наличие в фильме романтических сцен, Петр.
-  А я и не знала, что мы женщины такие молодцы, на выборы чаще ходим. Но скажи, - спрашивала я –ты целовал Анну так же страстно, как целуешь меня перед камерами?
-Какая же ты ревнивая, Надя, я целую так тебя, а не Анну, ведь ты ее играешь. Анна осталась где-то далеко в истории, как и моя жена Евдокия. И ты, же знаешь сценарий, Анна меня не любила. Это правда.
-А я люблю! –воскликнула я и мы поцеловались. Как приятно это было делать не под камерами.
В перерывах между съемками мы съездили в гости к моим родителям, которые были очень рады, что я наконец стала жить отдельно и устроила свою личную жизнь. Петр им понравился. Я наплела им историю, что познакомилась с ними на Дне Рождения одной из своих подруг.
-А вот встречала тут Люсю, она говорила, что Денис Андреев твой кузен из Петербурга, вот я удивилась то –говорила мама
- Я и правда из Петербурга –успокоил ее Петр, а то, что кузен...меня так просто друзья называли, я в одном спектакле кузена главной героини играл, вот и прицепилось это прозвище.
Ответ маму вполне удовлетворил. Петр сделал моим родителям царский подарок, снял с пальца свое дорогущее золотое кольцо с изумрудом и вручил со словами: Это вам за то, что вырастили такую прекрасную красавицу-дочку» Мама ахнула, не хотела брать подарка. Но Петр настоял, сказал, что обидится, если мои родители не примут его скромного презента.
- Скромный, так скромный –проговорил мой отец, кажется он решил, что Петр какой-нибудь мафиози.
С Люсей мы не разговаривали после того чаепития недели две, а потом помирились. Она поплакала, поплакала, да и смирилась с тем, что Денис любит не ее, а меня. Пришлось ей признать этот факт. Мы ее один раз к нам на съемки пригласили на эпизодическую роль. Она же столько раз проводила меня бесплатно на выставки. Но я видела, что находиться поблизости от «Дениса» ей тяжело, да и играла она плохо и еще вздумала указывать Петру на «исторические неточности», говорила, что якобы в книжках по-другому написано. Больше мы ее приглашать на съемки не стали. Реклама нашего сериала еще за две недели до его выхода, появилась на всех стендах Москвы и Петербурга. Плакаты с ним и мною были теперь главными украшениями обеих столиц. Художественным дизайном рекламы занималась я. Вообще-то я не всегда хотела быть мед.сестрой, и в свое время даже в художественной школе училась, плюс в 17 веке я получала уроки рисования от Наташи, заправской художницы, все это не прошли даром, плакаты вроде получились интересными. Мы сделали много снимков в разных вариациях и интерьерах, с разными декорациями, для того, чтоб прохожих не раздражало однообразие . И на каждом плакате была помещена емкая фраза, типо лозунга, как бы обращение царя Петра к современным людям. У нас еще до выхода сериала, взяли множество интервью, наш проект наделал много шума. В официальных «Новостях» по телевизору про наш фильм сказали, что взгляд на старую историю по новому. И самым странным было то, что владельцы канала «ДДД», одни из самых влиятельных и богатых людей в шоу бизнесе, не стоили нам ни каких козней. Прям чудеса! Странно, что они такими добрыми оказались. Критика в наш адрес, со стороны всех СМИ тоже была в основном положительной. Петру даже вручили за эту работу несколько наград на Кинофестивале, и мне одну небольшую наградку за лучшую женскую роль. Мы держались по боку от звездной туссовки, но тем не менее нам всюду сопутствовала удача.
После получения наград, как-то утром,  я поехала в Исторический музей, устраивать пресс конференцию по нашему фильму, прям в музее, мы решили, что это будет эффектно, да и надеялись, что наконец опять откроется временной портал. Тут хоть и было весело, а Петру все-таки хотелось уже опять начать исполнять свои обязанности царя и управлять по прежнему своим государством. Петр,  сегодня на своем новом авто с шофером поехал давать какое-то очередное интервью, что ему порядком уже наскучило. На следующее утро должна была состояться пресс конференция. Я вспомнила, что оба раза он открывался, когда работал мой айфон. Сейчас я уже ходила с другим, более новым, но не забыла прихватить и тот старый, что если и правда он нам поможет вернуться назад. А может быть временной портал не закрывался оттого, что вещи из будущего попали в прошлое, и Люся что-то говорила на счет исчезновения вещей из музея. Я, на всякий случай, засунула в свою вместительную сумочку наши с Петром карнавальные костюмы. Пока ехали с ним до музея, непринужденно болтали, обсуждали наш фильм, репетировали ответы на вопросы журналистов, старались не вызывать подозрений у шофера, а сами то уже запланировали вернуться в 1700й год.
Перед конференций, когда уже собрались журналисты, мы зашли к Люсе, в ее коморку, типо личного кабинета.
-Послушай, ты не знаешь, как нам пробраться в подвал? – спросила я негромко
-Зачем? –сначала спросила она
-Я кое что там потеряла еще 3 месяца назад –соврала я, еще тогда, когда меня там заперли, помнишь?
- Когда ты переместилась через временной портал и попала в прошлое?! - вдруг выпалила Люся – Думаешь, я не знаю, почему вещи пропадали без повреждения витрины, думаешь я глупая? Вот только не для всех этот портал открывается –вдруг сорвалась она на крик
-Тише, тише, зачем выдаешь тайну – пытался утихомирить ее Петр – раз знаешь, что так оно все и есть, так подсоби нам, мне нужно возвращаться управлять государством, великой делать Россию матушку
Люся вдруг замерла на месте с открытым ртом, она похоже просто так пошутила,  сказала наугад и попала в точку.
-Так вот в чем дело! Не может быть! – воскликнула она и упала на колени –Государь мой! –а потом вдруг зарыдала – Не уходи, не уходи, дай побыть рядом с тобой еще хоть минуту! Я никогда этого не забуду, спасибо тебе за все! Ты был так добр, так милостлив –причитала Люся, пребывая в полнейшем шоке.
-Ну что так, мы же уже друзья –Петр поднял ее с колен Однако Люся не успокаивалась, слезы лились у нее из глаз, она не могла совладать с собой, не могла поверить в это счастье, что ее любимый царь рядом, попал сюда из другой эпохи.
-Ну будет, будет –похлопал ее по спине Петр – От этого зависит будущее всей России
-Ведь ты настоящий, настоящий, я знала! – в каком-то забытье шептала Люся
Петр вдруг взял с Люсиного стола ножницы и неожиданно срезал себе прядь волос, вложил в Люсину руку локон – Они будут твоим талисманом, повесь в кулончик на шею и носи, а когда-нибудь потом из волос смогут создать мою точную копию! –улыбнулся царь.
В дверь в кабинет уже начали стучать и что-то недовольно кричать.  Это пришли наши секретари и организаторы конференции, спрашивали, что случилось  и почему мы задерживаемся, когда нас ждет столько народа. Мы обнялись с моей подругой, я попросила передать родителям, чтоб они обо мне не беспокоились, хотя… поверят ли они, что со мной все хорошо?  Я вложила им в почтовый ящик письмо на кануне, где прощу у них слезно прощение, за то, что бросаю их. Сейчас  я, кажется заколебалась даже на секунду, но взглянула на Петра и поняла, что расставшись с ним просто умру и родители придется меня хоронить и тогда они расстроятся еще больше.  В дверь продолжали стучать настойчивее. Сейчас сюда зайдут и придется отложить перемещение во времени, а наша с Петром интуиция подсказывала, что портал начал свое действие как раз сейчас, мы уже научились это чувствовать.
-Быстрее туда- шепнула растроганная Люся –раскрывая потайную дверь, спрятанную в шкафу. –Если уж тут и есть где портал, так это тут, сама только вчера на эту странную дверь наткнулась.
В последний раз я взглянула на ее некрасивое доброе лицо. В кабинет уже вломились какие-то бесцеремонные люди и чуть не схватили меня за подол платья, но Петр уже успел затащить меня в знакомую нам темную комнату с небольшим окошком наверху, мы проворно стали спускаться по узкой крутой лестнице и перешагнув последнюю ступень оказались в кромешной темноте.
- Вот мы и вернулись –проговорила я.
-Точно? –прислушался Петр к раздавшимся голосам за стеной –Точно! –мы различили старорусскую речь.
Петр нащупал в темноте дверь, толкнул ее и на него чуть не налетела кухарка!
-Господи Боже! Государь! –оторопела она –не ожидая увидеть царя утром в своей харчевне- С Новым Годом, Ваше Величество! –поклонилась она до земли
-С Новым Годом! –весело отвечал Петр- С новым Годом всех присутствующих!
Все, находившиеся в зале люди кланялись и поздравляли нас. Через слюдяные окошки шел белый свет, от двери веяло холодом. Было 1 января 1700го года. Мы заказали завтрак и послали посыльного за какой-нибудь нормальной одеждой.
- Чтоб через 5 минут был здесь с вещами – скомандовал Петр, уже отвыкнув от медленного конного транспорта –а потом спохватился и поправился, смеясь– Хотя бы через час и 5 минут.
- Я здесь Гретта –напомнила я царю шепотом
- Нет, Надя, ты и здесь теперь Надя. И все здесь теперь будет по-другому. Я сначала считал, что заглядывать в будущее недопустимо, чтобы не нарушать естественный ход событий, а теперь понимаю, что ход событий, да и всей истории  зависит от нас самих.
Я сказала, что моя эпоха теперь здесь, подле Петра, и что, я вовсе не хочу перемещаться больше во времени. Царь обнял и поцеловал меня в ответ. Я чувствовала себя самой счастливой! Хотя конечно было немного грустно, что не увижу больше не родителей, ни Люсю, но я просто не смогла бы жить без Петра, поэтому какие могли быть сомненья, оставаться там или вернуться сюда.  Буквально через две недели после возвращения, я поняла, что беременна, чем очень порадовала государя. Надо сказать, что месяцы, проведенные в 21 веке его очень изменили, как изменил наверно и меня 17 век. Петр стал управлять государством, имея уже совершенно другие взгляды на многие вещи. Он отлично знал свою эпоху и вдобавок имел множество знаний, приобретенных в будущем. Ну что еще может быть лучше для правителя? Не прошли даром часы, проведенные им в Интернете, видео на Ю-тубе, показывавшие во всех подробностях пагубные последствия курения и алкоголя, заставили в итоге бросить его и то и другое. Поэтому я уверена, что проживет Петр намного больше, чем 52 года, сделает нашу страну еще более великой, успеет осуществить все задуманное, оставит огромное наследие для потомков. Ну а я остаюсь по-прежнему его любящей женой и верной помощницей и подругой во всех делах. Через 9 месяцев я родила первенцев, сразу двоих, мальчика и девочку. Мальчика крестили Петром, а девочку Людмилой. Я зову ее ласково Люся.
…… Надя, Надя, чего ты лежишь в такой пыли? –слышу я вдруг Люсин голос  -ну нашла где отдыхать, в подвале на лавочке!
Что это такое? Люся тоже переместилась во времени? А почему я в подвале а не на царском ложе? Я с удивлением оглядываюсь кругом. Вот так так, опять пыльный подвал, опять Исторический музей,  опять я одета в длинное платье в цветочек. Я спятила что ли? И где Петр?
Где Петр? – уже в голос спрашиваю я –Где его сестра Наташа, Меншиков и все остальные? Вчера же только, они рядом были, приезжали поздравлять меня с новорожденными.
- Ты что опять смеешься надо мной –вспыльчиво говорит Люся – Ну извини, извини, что я так долго шла, ну правда с поста не отпускали.
А я встаю и все никак не могу понять что же произошло. Опять современые люди кругом, женщины в брюках ходят, на самокатах все ездят, по мобильным разговаривают, а вон и машины вдалеке стоят в пробке… как-будто и не было ничего! Неужели приснилось? Наверно дух Петра обитает в этом музее, кто еще мог навеять мне такой сон? Или …это явь была? Пойду в музей, проверю, понимаю ли я древнерусскую письменность. Заходим с Люсей в музей, в первый зал, кафтан петровский висит все тот же, белый, а вот и портрет государя висит. Смотрю и вижу того красивого высокого парня с черными кудрями, и будто улыбается он мне. Встряхнула головой, да нет, вроде портрет висит. Вот это да! Вот так и история со мной во сне произошла!
-Как же я теперь тебя понимаю Люся! –говорю я своей подруге - Спасибо, что не шла ко мне так долго, я будто жизнь за это время прожила! И я люблю его, люблю теперь тоже, как ты!
- Кого, Петра? –удивленно и обиженно спрашивает она, думая, что я пытаюсь над ней посмеяться
Но взглянув мне в глаза,  понимает, что я серьезно.
- Да разве кто есть в нашем веке равный ему? – восклицаю я с жаром
- Вот и я думаю, что нет - соглашается Люся
И мы вместе идем с ней на выставку. Может это конечно и мистика, но после того моего отдыха в подвале Исторического музея, я как-будто стала другим человеком, появились у меня какие-то умения каких не было раньше, у меня даже откуда-то возникла способность сочинять стихи, хотя я их читать-то даже раньше никогда не любила, вообще на многие вещи я посмотрела по-другому. И каждый раз, теперь, когда смотрю на портрет Петра или бываю в местах, как-то с ним связанных, как-будто ощущаю его присутствие, как-будто я на какой-то связи с ним. Хотя возможно я просто превратилась в такую же мечтательницу, как Люся.